Опубликовано (обновлено) в каталоге: 23.01.2018

История древних народов: кереиты

Кереиты (другие названия - хэрээд, кэрээд, керэд, кэриет, кэрэит, кераит, хэрэйд, керейт, гирей) - средневековый центральноазиатский кочевой народ, обитавший в Забайкалье и Монголии в X-XIII веках. Граничили на северо-западе с ойратами, на севере - с меркитами и баятами, на востоке - с хамаг-монголами, тайчиутами, барласами, борджигинами, татарами, на западе - с найманами, на юге - с тангутами.

Из географического положения мест, занятых кереитами, многие исследователи считают, что проживающих в среде монголов кереитов следует принимать как союз монгольских монголоязычных племен. В то же время, занятые кереитами территории входили в состав более ранних тюркских государственных образований, таких как Тюркский каганат, Восточно-тюркский каганат, Уйгурский каганат, Кыргызский каганат. Следовательно, утверждение, что кереиты проживали исключительно в монгольской среде, ошибочно.

Поэтому языковая и этническая принадлежность кереитов является достаточно дискуссионным вопросом.

Этимология этнонима "кереит"

В пользу монголоязычия кереитов говорит, кажется, очевидный факт, что этноним кереит (в различных вариациях kereit, kereid, кэрэит, кераит, керэд, кэрээд, хэрээд, хэрээн, хэрэйд, керейт, керай, керей, гирей) легко читается с монгольских языков и отражает тотемистские верования, связанные с древнейшим культом ворона, родоначальника рода и племени.

Однако относительно этимологии этнонима кереит существуют и другие, весьма разноречивые версии:

  • По мнению профессора Березина, керей - ветвь маньчжурского племени кари.
  • Н.А.Аристов предполагал, что этноним был получен по притоку реки Уда, на севере Саян, который так и называется Керей.
  • Летописцец Рашид ад-Дин утверждал, что керей означает "черный" (кара). Якобы у одного уйгурского царя все восемь сыновей были черными (черноволосыми), и их прозвали по-монгольски керейт, т.е. черными.
  • Мнение хивинского хана Абул-Гази, согласно которому "караит" значит "черный баран", приводит Г.О.Авляев, хотя и тут же замечает, что "кара-ит" в переводе с тюркского означает "черная собака", а не "баран".
  • Б.Г.Гафуров предполагает, что этноним "гирей" восходит к монгольскому нарицательному слову "гарай" со значением "заслуженный, достойный, обладатель прав". Однако в современном монгольском языке нет слова "гарай". Тогда, вероятно, основу этнонима может составлять корень "кер" со значением "упорство, стойкость ". Имена с таким значением составляют большую группу в тюркской и монгольской антропонимии.

Впрочем, версии, исходящие из значений "черный", "упорный", "стойкий" выглядят неубедительными. Гипотезу о происхождении этнонима от названия реки, также следует проверять исходя из данных о существовании такого названия во времена первых упоминаний этнонима керейт, но, увы, таких данных нет. Что касается версии о маньчжурском происхождении этнонима, то, как и "речная", она также не подтверждена никакими документальными источниками.

Поскольку этноним керейт ("ворон") адекватно толкуется как с тюркских, так и монгольских языков, поэтому имеются различные мнения относительно лингвистической принадлежности кереитов XIII века.

Ряд исследователей считают кереитов тюрками на том основании, что кереиты, найманы и меркиты не включены Рашид-ад-дином в число так называемых "коренных" монгольских племен XI-XII веков (онон-керуленская группа из "хамуг-монгол"). Другие авторы на основании персидских и китайских источников признают их "монгольское происхождение". Однако следует отметить, что, например, в "Сборнике летописей" Рашид ад-Дина одни и те же группы (в том числе и кереиты) часто могут фигурировать то как тюрки, то как монголы. Это объясняется тем, что термином тюрки он часто объединяет все кочевые скотоводческие народы Азии, вкладывая в него не столько этнический, сколько социально-бытовой смысл. Используя термин как собирательный и обобщающий, он называет тюрками племена, помимо тюркских говорившие на монгольских, тангутском и тунгусо-маньчжурских языках.

К этому можно добавить и тот факт, что при разнообразных контактах с монголами, найманами и другими общностями XIII века, кереиты великолепно с ними объяснялись, что помимо "Сборника летописей" Рашид ад-Дина отражено и в "Сокровенном сказания монголов" (далее "Сокровенное сказание") 1240 года. Используя этот довод, ряд исследователей говорят о единоязычии монголов, найманов, кереитов, меркитов и прочих народов, однако же оставляя дискуссионным вопрос, был ли "монгольский" язык монголов монгольским или тюркским.

И здесь следует заметить, что этногенез различных кочевых союзов далеко не прямолинеен, значит, и вопрос о лингвистической принадлежности крупных кочевых этнических общностей не так однозначен. Этносы и этнические общности могли представлять собой конгломераты различных по антропологическому типу и языковой принадлежности групп, объединенных в политические союзы, состав которых мог быть довольно текуч. При этом в разные периоды удельный вес представителей разных лингвистических групп в составе этих конгломератов мог изменяться. Помимо этого, следует принять во внимание возможность перехода некоторых групп с одного языка на другой, который мог осуществляться по разным причинам (например, политическим), в разные периоды и с разной интенсивностью.

Учитывая эти соображения, мы можем лишь предполагать как тюркоязычность, так и монголоязычность различных групп, входящих как в кереитский, так и меркитский и найманский союзы.

Рассмотрим подробнее происхождение этнонима "кереит" от тотемного имени "ворон".

На тюркских языках значение слова "ворон" звучит как "карга". Этот этноним известен в этническом составе ряда тюркоязычных этносов (башкир, казахов, хакасов и т.д.). Может показаться, что монгольский и ойрат-калмыцкий этноним "кэрээд" ("керееит") и тюркский "карга" являются терминами различного происхождения, и не могут быть отождествлены друг с другом.

Соглашаясь с тем, что современные монгольские формы "хэрээ", "керэ" не похожи на современные тюркские "харга", "карга", не следует, однако, спешить с однозначными выводами относительно древнего термина, исходя из современной кириллической транскрипции, которая далеко не идеально отображает звуки монгольских и тюркских языков, как современных, так и, по всей видимости, древних.

В подтверждение этой гипотезы выступает и монгольский специалист по сравнительному историческому языкознанию Оелед Энхдалай, предположивший, что корень слова "ворон" мог звучать как хэрэгэ (кэрэгэ), хирэгэ (кирэгэ), харага (карага). Выпадение звуков могло давать формы хэрээ (кэрээ), харга (карга). С добавлением окончаний множественного числа корень мог давать формы хэрэгэн (хэрээн), хирэгэн, хараган (караган); хэрэгэс (кэрэгэс), хирэгэс (кирэгэс, хиргэс, киргэс, киргис), харагас(карагас); хэрэгуд (хэргуд, кэрэгуд, кэргуд), хэрэгэд (кэрэгэд, хэрээд, кэрээд), хирэгуд (кирэгуд), харагуд. Энхдалай также предположил, что эти формы множественного числа могут объяснить происхождение этнонима киргиз (кыргыз), который вполне мог иметь форму кэргуд.

Развивая это теорию, Г.О.Авляев выдвигает 2 версии этого этнонима "кэргуд": енисейские киргизы и кереиты. Не указывая приоритетность версий, в своей статье, посвященной кереитам, он пишет, что "по одной из версий "Алтан Тобчи", в состав древнеойратского союза, видимо, входили и кереиты". Позже при перечислении четырех членов раннего ойратского союза Авляев упоминает о том, что кэргуды (в некоторых списках - кэредгуд) являются кереитами, и что союз включал "кэргуд, то есть киргизов с Енисея, соседей древних ойратов в IX-XII веков". Далее в той же работа читаем, что, возможно, следует считать "кэргудов" среди ойратов киргизами с Енисея, они входили в союз ойратов до начала XII века", а еще дальше: "ранние ойраты включали в свой состав ... кэргудов (возможно и "кереитов" вместо них)". Из этого следует, что сам автор, по всей видимости, ни одной из версий предпочтения не отдает.

Гипотеза Б.Энхдалая интересна тем, что помимо этнонима кыргыз, возводит к значению "ворон" ряд форм, соответствующих этнонимам в современных монгольских и тюркских языках, среди которых, например, этноним карагас. Таким образом, конструкция, исходящая из корней хэрэгэ, хирэгэ, харага, делает предположение кереит=киргиз возможным, по крайней мере, филологически.

Возможные предки

Относительно возможных предков кереитов также существует несколько гипотез:

  • Л.Л.Викторова отождествляет кереитов с тюрками-шато, название которых с китайского переводится как "ворон".
  • Г.О.Авляев предполагает, что цзубу (в состав которых входили кереиты) во второй половине IX века выделились из среды отуз-татар (шивэй, потомков сяньби), которые до этого, наряду с тюркоязычными он-уйгур, токуз-огуз и некоторыми самодийскими племенами входили в состав Уйгурского каганата (745-840 годы).
  • А.Ш.Кадырбаев пишет о возможном происхождении кереитов от канглы и огузов, попутно указывая на китайское сочинение "Менуэр-шицзы" в котором говорится: "Кераиты были предками канглы. Западные именовались канглы, восточные кераитами".
  • П.А.Дарваев считает, что кереит соответствует роду сюйбу, одному из трех знатных хуннских родов эпохи шаньюя Модэ (209-174 годы до н.э.).

Воздерживаясь от комментариев к изложенным гипотезам, обратим внимание на наиболее ранние сведения о собственно кереитах.

Наиболее ранние сведения о кереитах домонгольской эпохи относятся к началу X века. Так "Ляо ши" (официальная история династии Ляо) упоминает о группировке цзубу, в которую входили кереиты, найманы и меркиты.

Цзубу

По поводу того, кем были цзубу, имеется ряд дополняющих друг друга мнений, в большинстве своем не противоречащих друг другу. До нас дошли различные термины, обозначавшие эту группу или союз племен, что неудивительно, поскольку соседями цзубу являлись разные в лингвистическом плане народы. Наименования известные нам помимо цзубу: шивэй (исходная группа, из которой выделились предки цзубу), татар (дада, да-дань) и согпо (сог-по).

Согласно "Суй Шу" ("Истории династии Суй"), "живущие на юге называются киданями, живущие на севере - шивэйцами". У Л.Н.Гумилева также имеется ясное указание на то, что цзубу были ветвью шивэй. Он пишет, что "кидани, сознавая этническое родство и культурную разницу, числили их как кочевников, тогда как их соплеменники, оставшиеся на берегах Амура, продолжали называться шивэй". Он замечает, что "кидани были ветвью этого же народа, передвинувшейся на юг и воспринявшей изрядную долю культуры Срединной империи, которую мы стали называть именем ее врагов (Китай)".

Таким образом, на момент существования киданьского государства (Ляо) имелось, по крайней мере, три ветви шивэй, стоявшие на разных ступенях общественного развития: шивэй, жившие на Амуре и известные под старым названием, цидань (кидань), построившие свое государство Ляо по образцу Срединного государства и включившие в его состав значительную долю иноэтничного населения, цзубу, по всей видимости раньше других шивэй ушедшие на запад и находившиеся на пути создания своего государства.

По поводу термина "дада" Г.Г.Пиков пишет, что помимо сунских авторов термин "татар" встречается в орхонской надписи 731 года". В.П.Васильев считает, что для VIII-IX веков "татар" представляет тюркское наименование племен шивэй. Л.Н.Гумилев указывает, что в VIII веке этноним татар обозначал небольшой народ, родственный киданям и татабам, но отличный от них. В XII веке, когда татары на некоторое время захватили политическую гегемонию в степях, их именем стали называть все степное население. Со временем численность татар выросла и к середине XII века они становятся наиболее сильным объединением в степи. Их кочевья занимают районы озера Буир-Нор и реки Халхин-Гол, а также часть современной Внутренней Монголии. В этот период этноним "татар" получает собирательное значение.

Г.Е.Грумм-Гржимайло полагал, что татары пришли с востока и заселили земли, оказавшиеся свободными после разгрома уйгурского ханства.

Таким образом, татары широко расселились с востока по территории бывшего Уйгурского ханства после его падения (840 год), а в XII веке они стали доминировать не только на территории современной Восточной Монголии, после чего древнее имя татар распространилось на всех или, по крайней мере, большинство кочевников.

Что важно, судя по замечанию Васильева, в VIII-IX веках "татары" является тюркским наименованием шивэй, а Л.Н.Гумилев, указывая на родственность татар и киданей, относит их к разным ветвям шивэй.

Относительно этнонима согпо Л.Н.Гумилев со ссылкой на Ван Говэя отмечает, что "слово (этноним) татар в эпоху Сун в Китае считалось уничижительным и потому в империи Ляо не употреблялось, а вместо него применяли описательный термин тибетского происхождения согпо - пастухи или кочевники". Вообще, монголоязычные группы в Тибете традиционно называли хор (xop-пo) либо сог (сог-по), кроме этого, этнонимом сог-по тибетцы обозначали уйгур и другие тюркские группы Джунгарии и Восточного Туркестана, потом он был перенесен ими на ойратов, которые заселили эти территории позже. Таким образом, этноним согпо (как и хорпо), действительно, следует понимать как "кочевники вообще".

Л.Н.Гумилев пишет, что непонятному для киданей слову "согпо" соответствовал принятый у них термин, передававшийся китайскими иероглифами как цзубу. Наименование цзубу было образовано от монгольского "сыбу-шибу", что означало "птицы", так как основу этого племенного объединения составляла часть тюрок-шато, представлявших "черных воронов" и ставших известными потом под этнонимом "кереит"

Эта гипотеза в полной мере сформулирована Л.Л.Викторовой, которая однозначно возводит кереитов к тюркам-шато. В отличие от мнения Фэн Шэн-шуна, считавшего цзубу коллективным наименованием многих центральноазиатских народов, и других подобных мнений, Викторова полагает, что цзубу является самостоятельным тюркским народом, потомком хуннов.

Указание на то, что цзубу - это киданьское наименование татар имеется в ряде работ. По мнению Ван Говэя, термин цзубу используется в "Ляо ши" вместо слова "дада" (татары), которое в данном сочинении встречается всего несколько раз. Мнение этого же китайского исследователя уточняется у Л.Н.Гумилева: "цзубу - киданьское наименование татар, потому что это название исчезает вместе с киданями".

Упоминая цзубу, Л.Н.Гумилев сообщает: "тюркоязычные соседи (голубые тюрки и уйгуры) называли их татарами, мусульманские авторы фигурально именовали их тюрками Китая (Туркон-и-Чин)". Это значит, что этноним татар уже получил собирательное значение".

Учитывая соответствие татар=цзубу, многозначность этнонима татар и его собирательное значение мы можем предполагать довольно пестрый состав этого объединения. Относительно состава группы или союза племен цзубу существует несколько мнений.

Фэн Шэн-шун считает цзубу "коллективным названием для многих срединноазиатских народов: восточные цзубу, по его мнению, - это джелаиры и татары, западные - найманы, северные - кераиты", но кто такие северо-западные - он не знает.

Л.Н.Гумилевым приводится мнение Ван Говэя, который "считает, что цзубу - киданьское наименование татар, потому что это название исчезает вместе с киданями, а на той же самой территории живут кераиты, найманы, меркиты, словно они внезапно обрели историческое значение".

Рассматривая мнения Ван Говэя и Фэн Шэн-шуна, Л.Н.Гумилев говорит о том, что их можно принять, однако по поводу найманов и меркитов пишет следующее "найманы и меркиты, действительно, появились поздно, не раньше XII века, и, видимо, тогда они и образовались". Отмечая то, что с XII века именем небольшого прежде народа татар стали называть все степное население от китайской стены до сибирской тайги, он пишет, что кроме собственно татар в степи жили и другие племена, часть которых известна, а от части остались только имена в киданьских источниках, которые невозможно отождествить. Среди перечисленных племен, которых "кидани называли цзубу, а китайцы да-дань, то есть татар", им упоминаются кереиты, зафиксированные уже в начале XI века. На месте будущих кочевий найманов упоминается народ тикин (вероятно потомки древних тюрок, укрывшихся в горах Алтая), меркиты и ойраты в горной тайге Саянского хребта, басмалы на территории будущей Джунгарии. Принимая во внимание размеры территории, на которой Л.Н.Гумилев локализует цзубу, можно предположить, что племен, входивших в это понятие было больше, и приведенный им список неполон.

Ссылаясь на средневековых китайских историков, Л.Н.Гумилев пишет, что, исходя из собирательного значения термина татар, их делили на белых, черных и диких. Белыми татарами, большую часть которых составляли тюркоязычные онгуты (потомки шато), назывались группы, жившие южнее пустыни Гоби, вдоль китайской стены. От киданей и китайцев они усвоили элементы цивилизации взамен утраченной самостоятельности. Эти кочевники одевались в шелковые одежды, ели из фарфоровой и серебряной посуды, имели наследственных вождей, обучавшихся китайской грамоте и конфуцианской философии. Черные татары, в том числе и кереиты, жили вдали от культурных центров. Кочевое скотоводство обеспечивало им достаток, но не роскошь, а подчинение "природным ханам" давало независимость, но не безопасность. Дикие татары Южной Сибири жили охотой и рыболовством, не знали даже ханской власти и управлялись старейшинами. К числу "диких" племен, относились древние урянхаи, жившие в Восточной Сибири, народ тунгусско-чжурчженьской ветви уги на Амуре, а также многочисленные лесные народы, обитавшие севернее Саянского хребта. Л.Н.Гумилев сомневался, входили ли последние в понятие цзубу, но по поводу прочих перечисленных таких сомнений у него не было. Как видим, в основе классификации на белых, черных и диких лежали расстояния до киданьских и китайских городов и сложность общественного устройства.

По версии Авляева, "кроме кереитов (центральная группа) в цзубу входили найманы (северо-западная группа), меркиты (северная группа), согпо". Как уже упоминалось, тибетское согпо означало "кочевник" в широком смысле, поэтому, кстати, можно предположить, что в состав цзубу входила онон-керуленская группа "хамаг монгол". При этом центральную группу цзубу он отождествляет именно с кереитами.

К сожалению, Авляев ограничивается лишь изложением своей версии, но не ее объяснением, что вызывает ряд вопросов. Почему согпо не имеет локализации в отличие от других групп? Если исходить из толкования "кочевник", то почему три остальные группы называются своими именами, а четвертая лишь по роду занятий? Если же исходить из толкования "монгол" в более узком смысле, то почему же эта группа не фигурировала под своим оригинальным, а не тибетским названием?

На основании изложенного выше мы можем заключить следующее:

По Суй-шу, кидани являлись южной ветвью шивэй. У сунских авторов термины шивэй и дада (татар) были взаимозаменяемы. Сунское дада было собирательным термином. Таким образом, кидани и собственно татары скорее всего являлись разными ветвями шивэй. Сам этноним татар встречается с IV века н.э., но широкое распространение получил в XII веке, до этого его носители доминировали на территории современной Восточной Монголии. По Гумилеву, в понятие татар китайские историки до XII века включали и монголов, на начало XIII века татар и монгол были синонимами, а в XIII веке уже татар стали рассматривать как часть монгол.

В Ляо слово татар хоть и употреблялось, но заменялось тибетским согпо, которым сами тибетцы обозначали и монголоязычных, и тюркоязычных кочевников, передавая этот термин киданям как цзубу. Татарами называли цзубу тюркоязычные и мусульманские авторы.

Относительно состава союза цзубу существуют разные мнения. Несмотря на то, что эти мнения отличаются, все авторы упоминают в составе цзубу кереитов. В перечисленных вариантах кереиты называются либо северной, либо центральной группой. Эту неопределенность можно объяснить перемещениями кочевий, вызванными политическими (войны) и/или климатическими факторами (такими как засухи или увлажнения степей).

История союза цзубу освещена в источниках, в основном, в связи с их отношением к киданьскому государству Ляо (907-1125 годы). На протяжении большей части существования этого государства цзубу находились в вассальной зависимости от него. Судя по всему, цзубу находились на периферии интересов киданей, которые боролись с Сун, Кореей и чжурчженьскими племенами. Периоды подчинения кочевников сменялись периодами военных действий за независимость. Несмотря на подчиненное положение, цзубу были мощным союзом, еще в начале X века имевшим предпосылки для образования собственного государства, представлявшего большую потенциальную опасность для Ляо.

Анализируя обстановку на стыке тысячелетий, Л.Н.Гумилев допускает, что в X веке на территории современной Монголии существовала пустыня. Предположение следует из того, что письменные источники не упоминают здесь в это время никаких государств, что означало либо полное отсутствие населения, либо крайнюю его разреженность. В XI веке с изменением климатических условий кочевники вновь получили перспективы для развития скотоводства и роста населения. С конца X века степь заселяется снова, на этот раз из Приамурья.

Эмиграция была вызвана не климатическими изменениями, а курсом на китаизацию проводившимся киданьским правительством. Среди несогласных была группа бывших шивэй, известная под именем татар, которая в начале XI века, передвинулась на юг, к горам Иньшаня, а как только стало возможно, распространились на запад, до Керулена.

В первые годы существования киданьского государства цзубу не были предметом беспокойства для киданей и традиционно продолжали поставлять ежегодную дань.

Но цзубу не раз поднимали мятежи за независимость. Так в 924 году киданьский император Елюй Амбагай выступил на запад, против тогонов, дансянов и цзубу. Вероятно, киданьские войска опустошили всю Восточную Монголию, прежде чем дошли до развалин уйгурской столицы Карабалгасуна.

На землях цзубу были созданы три наместничества, в которых появилась двойственная система управления. Власть правителя, назначенного из местных племенных вождей или старейшин, контролировал представитель центрального правительства из киданьских родов Елюй и Сяо. Здесь размещались отряды, состоявшие из киданей, бохайцев, си и других племен.

В 966 году шивэй также известные под именем татар заключили союз с империей Сун, направленный против киданей. Во второй половине X века киданьское государство успешно воюет на несколько фронтов.

В 1012 году вспыхнул очередной "мятеж" цзубу. Против киданей восстали татары и дансяны (тибетоязычные миняги, смешавшиеся в предгорьях Наньшаня (Западное Ганьсу) с остатками хуннов, тюрок и тогонцев (южная ветвь монголов), у монголов назывались "тангуты"). Однако восстание не принесло реальных успехов, и часть цзубу вынуждены были обрести независимость, лишь уйдя в глубь степей.

Однако войны с киданями (Ляо) не прекращались вплоть до тех пор, когда в 1125 году ослабленное войнами Ляо, пало под натиском чжурчжэней, поставив уже разрозненных кочевников перед лицом нового врага.

Таким образом, в конце 20-х годов XII века цзубу оказываются разделенными между политическими противниками - чжурчжэнями и киданями. По крайней мере, киданьская часть цзубу, оказывается в данный период на значительном расстоянии от мест исходных кочевий начала XI века. История ушедших на запад, как и история вставших на сторону чурчжэней нам неизвестна. Нам также неизвестно, встали на сторону чжурчжэней все оставшиеся цзубу или только их часть. Однако можно предполагать, что основная часть цзубу (и конкретно кереитов) была вне чжурчжэньско-киданьской борьбы. Так или иначе, что после падения киданьской империи Ляо в 30-х годах XII века ведущая роль в Центральной Азии перешла к кереитам, а кереитские и монгольские земли остались фактически независимыми от империи Цзинь.

Кереиты

Локализация

Рашид ад- Дина дает сведения о локализации собственно кереитов, когда пишет об их кочевьях: "[по рекам и озерам] Онон, Кэлурэн, Талан-Балджиус, Буркан-Калдун, Кукана-наур, Буир-наур, Каркаб, Куйин, Эргунэ-кун, Калайр, Селенга, Баргуджин-Токум, Калаалджин- Элэт и Уткух, кои смежны с Китайской стеной. [Все народности] по настоящее время сидят и сидели [на всех этих местах] по [искони] обусловленному [древним обычаем] постановлению". В другом месте он отмечает "Они [представляют] собою род монголов; их обиталище есть [по рекам] Онону и Кэрулэну, земля монголов. Те округа близки к границам хитайской страны. [Кераиты] много враждовали с многочисленными племенами, особенно с племенами найманов".

Л.Н.Гумилев, сравнивая указанные Рашид ад-Дином топонимы с современными, размещает кереитов на берегах Орхона, Толы и Онгина, "на том самом месте, где некогда утверждали свои державы хунны, тюрки и уйгуры".

В Истории Казахстана упоминается, что "На западе от кереитов жили найманы, на севере - меркиты, на востоке - татары, на юге - тангуты. Предводители кереитских племен имели две резиденции, северную, в городе Хатун-Балык на реке Орхон и южную - севернее излучины реки Хуанхэ".

По Авляеву "Кереитское ханство охватывало земли от верховьев Селенги на севере до излучины Хуанхэ на юге, от Хангайских гор на западе до земель унгиратов и татар в районе Буир-Нора и Халхин-гола на востоке. На севере кереиты граничили с ойратами и меркитами, на западе - с найманами, на юге с тангутами государства СиСя и подчиненных им тогонами или "а-ша"". В другой своей работе он уточняет "На севере кереиты граничили с древними ойратами, на западе с найманами, на востоке с меркитами, на юго-востоке и на юге их кочевья граничили с киданями и тангутами государства Си-Ся (западное Ся)".

Домонгольский период

История кереит (домонгольского периода) XII века весьма фрагментарна, и известна нам большей частью в связи с событиями последующего монгольского периода.

Несмотря на фактическую независимость от Цзинь, кочевники по всей видимости номинально подчинялись новой империи.

В летописях Рашид ад-Дин содержится описание событий, в которых трижды в связи с различными событиями встречается имя кереитского хана по имени Маркус. Эти упоминания относятся к событиям, разбросанными почти на 150 лет: при упоминании предводителя кереитов принявшего при крещении имя Маркус (Марк) (1007 год), вождя цзубу (кереиты при этом не упоминаются) Мокосы, боровшегося с Ляо и погибшего от рук киданей (1089-1100 годы), и Маркуз-Буюрука, погибшего от рук чжурчжэнэй в 1150-х годах. Очевидно, что это разные люди, но остается неясным имеется ли между ними генетическая преемственность. Нисходящая линия известна только для последнего из перечисленных - Маркуз-Буюрука.

Согласно Рашид ад-Дину, у кереитского хана Маркуз-Буюрука было два сына Курджакуз-Буюрук и Гурхан (вероятно, титул). После смерти Курджакуса (около 1171 года) между наследниками разгорелась борьба за власть. Один из сыновей Курджакуз-Буюрука, Тогорил, в 1171 году захватил престол при помощи монгольского Есугэй-багатура, погибшего в том же году. Удерживать власть впоследствии ему помогал сын Есугэя - Тэмуджин.

В "Сокровенном сказании" говорится о совместной войне Чингисхана, Тоорил-хана (в будущем известном под титулом Ван-хан) и китадского Алтан-хана с татарами под предводительством Мекуджин-Сеулту. Эти со события Л.Н.Гумилев относит к 1183 году. Хотя из текста не ясно, почему глава чжурчжэнского государства Цзинь (1115-1234 годы) назван в "Сокровенном сказании" китадским Алтан-ханом, видно, что несмотря на свою значимость среди кочевников в тот период, ни монголы Тэмуджина, ни даже вероятно более мощные кереиты Тогорила не имели большого значения для крупных соседних государств.

Судя по всему, положение Ван-хана во главе кереитов не было стабильным. В процессе борьбы за власть то один, то другой ее участник оказывался вне кереитских кочевий. Так Рашид ад-Дин упоминает, что дядя Тогорила (Гурхан) оказался в Тангуте, а его брат Эрке-Хара спасался у найманов. Сам Тогорил лишаемый власти, оказывался в Тангуте и у кара-киданей. Эрке-хара бежал к найманам в 1194 году. Помогая ему найманский Инанч-хан сверг Тогорила, который осенью 1196 году бежал в Тангут. Л.Н.Гумилев приводивший эти даты, однако, указывает, что хронология событий не ясна.

Борьба Ван-хана со своими родственниками завершается его утверждением при помощи Тэмуджина. "Сокровенное сказание" и "Сборник летописей" свидетельствуют, что в XII веке (Л.Н.Гумилев указывает, что это произошло в 1198 году) возвышение монголов и, а затем и возвращение улуса Ван-хану, происходило при тесном взаимодействии кереитов и монголов. При этом Л.Н.Гумилев пишет о монголо-кереитском блоке, а Авляев отмечает также, что союзниками кереитов в их борьбе против найманов и меркитов в течение всего XII века всегда выступали монголы Трехречья.

В 1201-1202 году монголо-кереитский блок Чингисхана и Ван-хана участвовал в разгроме группировки Джадаранского вождя Джамухи (1201), татар (1202), меркитов (1202), найманов (вероятно, 1202). Однако политические перипетии привели к противостоянию Тогорила и Тэмуджина (1202), которое закончилось поражением кереитов в 1203 году, и впоследствии гибелью Ван-хана и его сына Санкуна. После поражения Санкун бежал и добрался до Хотана и Кашгара. Там вождь племени калач Кылыч-Кара (Клыч-Кара) убил его, а его жену и сына, изъявив покорность, отослал Чингисхану.

С этого момента кереиты делятся на тех, кто влился в состав монгольского народа-войска и тех, кто бежал от власти Чингисхана.

Монгольский период

Включение кереитов в состав монголов шло различными путями.

Дети Санкуна и брата Ван-хана Джака-Канбу остались в живых и служили роду Чингиса. Кереитские принцессы (дочери Джака-канбу) стали женами членов Золотого рода. Дети от этих жен стали известными монгольскими ханами.

Часть кереитов, под управлением лояльных владельцев не была рассеяна. Часть кереитов попала в состав гвардии личных телохранителей Чингисхана turyak kesigten (turghak käšiktän, turγaγ kešigten, тургаут-кешигтен), сформированной в 1203 году, а часть была разделена между различными соратниками кагана и в таком виде вошла в состав монгольского народа-войска. Довольно подробно этот процесс описан в "Сокровенном сказании":

В составе общемонгольских войск кереиты, по всей видимости, попадали в различные, даже самые отделенные улусы расширяющейся империи. Кереиты различных воинских подразделений, попавшие в улус Джучи, по всей вероятности, ассимилировались в среде местных тюркоязычных групп. По одной из гипотез Монраева, антропоним Кирей (Гирей) восходит к кереитскому тотему кэрээ (хэрээ) и если связывать его с появлением монгол, распадом улуса Джучи и с тем, что часть золотоордынцев ушла в Турцию, а затем на Крымский полуостров, то становится очевидным происхождение титула Гирей у крымских ханов, откуда он распространился по европейской части современной России среди астраханских и казанских татар.

Считается, что от стражи Чингисхана тургаут-кешигтен произошел современный этноним и этническая группа торгут (turya(q)ud, тургауд, туркаут, торгоуд, торгоут, торгот, торгууд, торгуд). Наиболее основательная с исторической и филологической точек зрения этимология торгут была дана П.Пелльо. Санчиров уточняет, что тюркское существительное turyaq (сторож, страж) является отглагольным образованием, в котором легко вычленяется аффикс -yaq и остается исходная глагольная основа tur- (вставать, стоять).

Авляев пишет, что гвардейский корпус трансформировался впоследствии в этническую группу. И хотя процесс превращения корпуса тургаут-кэшигтэн в этническое объединение остается неясным, преемственность между ними явно имеется. Подтверждения этой преемственности он находит в преданиях самих торгоутов и хошоутов и в родословных торгоутских и хошоутских ханов и нойонов, где имена первых владельцев торгоутов и хошоутов восходят к кереитскому Ван-хану и к Хабуту-Хасару, командиру одного из полков тургаут-кешигтен.

При первых чингизидах гвардия не была распущена, и имеются свидетельства того, что она была размещена в Ордосе (Южная Монголия) для охраны границ Монгольской империи. И хотя после первых четырех великих ханов дальнейшая судьба гвардейцев-тургаутов, по письменным источникам, не прослеживается, ясно, что гвардия не была рассеяна или разделена между многочисленными потомками "малых ханов". Она сохранялась в виде компактной группы и постепенно превратилась в этнические общности "торгоут" и "хошоут".

Что касается другой ветви кереитов, которая бежала после поражения 1203 года, то она, наиболее вероятно, оказалась на территориях современного Западного Казахстана и Сибири, где впоследствии, по всей видимости, вошла в состав современных тюркоязычных народов.

Возможно, какая-то часть этой ветви осела на Ишиме и Иртыше. Последнее предположение основывается на устных преданиях сибирских татар, которые после завоевания Сибири русскими, были записаны и вошли в состав сибирских летописей. Эти предания сибирских татар дают возможность предположить, что какой-то из потомков кереитского Ван-хана, бежавший от монголов, мог осесть в пределах Сибири и, демонстрируя лояльность новой власти, вполне комфортно существовать со своим улусом, часть которого составляли бежавшие с ним кереиты. Конечно, более вероятно, что этого потомка направил в данный район сам Чингис или кто-то из его преемников. Косвенно эту мысль может подтверждать и соответствие местоположения города Чингидина (Чимги-тура, нынешней Тюмени). Сафаргалиев пишет, что города Тюмень на реке Туре, Темников в пределах современной Мордовии, Тюмень на Тереке, бесспорно, возникли в середине XIII века на местах ставок монгольских темников (начальников десятитысячных отрядов, посаженных для поддержания ханской власти в завоеванных странах).

Относительно кереитских групп, ушедших далее на запад, в Истории Казахской ССР (История Казахской ССР, 1957) упоминается, что после разгрома Чингисханом в первом десятилетии XIII века, с Алтая на территорию современного Казахстана прикочевала часть многочисленных племен найманов и кереитов. По всей видимости, дальнейшая судьба этих групп, на которой отразились многочисленные пертурбации, связанные с распадом монгольской империи, также не была безоблачна. Так или иначе, многочисленные осколки ранее сильного народа кереитов, бежавших в XIII веке от монгольской власти, оказались впоследствии в составе народов, возникших на обломках монгольских улусов.

Потомки

Большинство авторов сходится в том, что кереитский союз был неоднороден, подразумевая при этом лингвистическую принадлежность. Отмечается, что кереиты имели смешанный состав, включающий наряду с тюрко-уйгурскими компонентами и некоторые иные, связанные с киданьско-монгольскими.

Г.О.Авляев деет приблизительную реконструкцию состава кереитского союза: монгольские элементы - собственно кереиты (занимали лидирующее положение), хиркун (кыргыз), альмад или албат, дунгхоит; тюрко-уйгурские - джeркин, сакаит; самодийские - тумат. Однако, он не объясняет на чем именно основан такой лингвистический состав кереитского союза.

Следует признать, что нет никаких возможностей установить лингвистическую принадлежность каждой части кереитского союза.

Ряд исследователей, ссылаясь на указания Рашид ад-Дина и факта свободного общения кереитов с монголами Трехречья, предполагают монголоязычие большей части кереитского союза XIII века. Однако, учитывая факт преобладающего тюркоязычия, как минимум, найманов, татар и меркитов, а также ограниченность распространения современных монгольских языков территориями МНР, части Внутренней Монголии (КНР), Бурятии, Калмыкии, вряд ли уместно говорить о преобладании средневекового "общемонгольского" языка.

Что касается более поздних периодов, то на примере некоторых групп можно попытаться отследить пути расселения частей кереитского союза и их вхождение в состав современных народов.

Относительно кереитов в составе казахов известно, что они являются довольно крупным подразделением, имеющей две формы этнонима - керей и собственно кереит. При этом керей - крупное образование, населяющее восток Казахстана, северо-западный Китай и запад Монголии, а кереит - небольшая группа на западе Казахстана. Можно предположить, что керей, это потомки тех, кто в XIII веке не вошел в состав монгольского народа-войска, а кереит - потомки тех, кто в XVII веке был увлечен на запад ойратами, или вошел в состав казахов уже непосредственно из состава ойрат в период падения их государств во второй половине XVIII века.

В составе современных монгольских народов кереиты фиксируются среди населения Монголии, Китая, Бурятии. Следует отметить, что среди монголоязычных народов, большая часть родов фиксируется в основном под этнонимом кереит (хэрээд, керэд).

Итог

Итак, проследив историю кереитов с момента первых упоминаний в составе союза цзубу, мы можем констатировать следующее.

Существует ряд версий о происхождении собственно кереитов. По более убедительным версиям, они восходят к хунну и сяньби. Впрочем, род или племя ворона могло существовать и задолго до этого времени, и потомками этого рода или племени могут оказаться различные группы, вероятность связи которых с собственно кереитами может колебаться от значительной до нулевой.

Первые упоминания о собственно кереитах имеются в связи с упоминаниями союза цзубу (татар), относительно состава которого имеются различные мнения. По Авляеву предками цзубу предположительно является группа токуз-татар (шивэй), потомков сяньби, освободившихся от уйгурского господства после 840 года. По Л.Н.Гумилеву группы, составлявшие цзубу, по всей видимости, являлись одной из ветвей шивэй, которая с конца X века постепенно заселяла с востока степи современной территории Монголии. Судя по всему, племена цзубу находились на разных стадиях общественного развития, но в целом уступали южной ветви шивэй, которая в начале X века образовала государство Ляо. Территория расселения цзубу была значительной: "от китайской стены до сибирской тайги" (Л.Н.Гумилев), в районах современной северной Монголии и Забайкалья (по Пикову). Возможно, что территория, населяемая цзубу, в разные периоды менялась.

Относительно состава цзубу существуют различные мнения, но большинство авторов упоминает кереитов в их составе. Локализация кереитов также различается у разных авторов, которые считают их либо северной, либо центральной группой. Несмотря на то, что в социально-экономическом отношении цзубу стояли ниже соседей, они представляли собой достаточно мощное объединение, с которым Ляо было вынуждено считаться.

В начале XII века в результате борьбы с Ляо объединение цзубу распалось. После казни предводителя цзубу Могусы в 1100 году различные части цзубу, по всей видимости, уже не объединялись и проводили независимую политику. А после падения Ляо в 1125 году, части цзубу оказываются как на стороне киданей ушедших на запад, так и на стороне сменивших их чжурчжэней династии Цзинь. Их история доподлинно неизвестна, но, по всей видимости, большая часть цзубу осталась на старых местах расселения и была практически независима от государства Цзинь.

В начале XI веке значительная часть цзубу (кереиты, найманы) стала христианами.

Положение в степи в XII веке нельзя было назвать стабильным. Многочисленные племена и племенные союзы, собиравшиеся под знаменем, то одного, то другого активного лидера могли довольно быстро создавать союзы и блоки, которые под влиянием тех или иных условий, могли также быстро распадаться. Кроме этого, после смерти очередного вождя внутри племен разгоралась борьба за власть. Кереиты не были исключением. После смерти их лидера, предположительно в 1171 году, за власть боролись его сыновья. В итоге, в 1198 году окончательно утвердился новый лидер кереитов Тогорил, вошедший в историю под титулом Ван-хан. В борьбе за власть ему помогали вождь монголов Есугэй и позже его сын Тэмуджин. Монголо-кереитский альянс подавил большинство крупных противников, но в результате борьбы за власть распался в начале XIII века. Противостояние вчерашних союзников привело к поражению кереитов в 1203 году, после которого они перестали существовать как независимое племенное объединение.

С этого момента кереиты делятся на две ветви: влившиеся в состав монгольского государства и бежавшие от него.

Вопреки существующей практике, согласно которой знать уничтожалась, а большая часть населения противника включалась в состав монгольского народа-войска, потомство кереитской знати было сохранено и даже занимало высокие посты в новом государстве. Что касается народа, то часть его попала в гвардию тургак-кэшигтэн, а часть в состав других подразделений. В составе общемонгольских войск кереиты могли попадать в различные улусы монгольской империи. Рашид ад- Дином засвидетельствованы имена эмиров из числа кереитов, попавших в Иран (улус Хулагу). Судя по составу родов современных монголоязычных народов, значительное количество их оставалось в улусе Толуя, который, как младший сын, наследовал личный юрт отца, собственно Монголию. О наличии кереитов в составе улуса Джучи можно догадываться по косвенным данным. В западных улусах потомки кереитов, как, впрочем, и других монгол, были, по всей вероятности, ассимилированы.

Следующей волной кереитов были потомки солдат корпуса тургак-кэшигтэн, превратившегося в этническую группу примерно между концом XIII и концом XIV века. В виде этнической группы они вошли в ойратский союз на Алтае и в XVII веке в его составе вновь распространились на запад. Самые западные рода кереитов фиксируются в станицах донских калмыков. На востоке кереиты фиксируются в составе западных (ойрат), восточных (халха), южных (внутренних) и возможно северных монголов (бурят). В составе монгольских народов потомки кереит могут находиться не только под этнонимом хэрээд, но и под этнонимами образованными от названий подразделений гвардии (торгууд, кэбтуул, хошууд, хорчин, хорчид).

Кереиты, бежавшие на запад после поражения 1203 года осели частью в Иртыше, Ишиме, частью на территории современного Казахстана. Из-за недостатка информации неясна их история в имперский период монгольского государства. Логично было бы допустить, что и эти кереиты попали в состав народа-войска. С указанных территорий в разные периоды представители этой ветви кереит вошли в состав современных тюркоязычных народов, возникших на обломках монгольских улусов.

В статье использованы материалы монографии С.К.Хойта "Кереиты в этногенезе народов Евразии (историография проблемы)"


Связанные статьи:

© Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович




Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 1559