Опубликовано (обновлено) в каталоге: 17.03.2022

Коренные народы Сибири: Барабинские татары

Южная Сибирь всегда была зоной взаимодействия различных угорских, самодийских, тюркских и монголоязычных этнических групп. Понимание этнического происхождения южносибирского населения поможет лучше понять и происходящие на этой территории события. В этой статье я рассмотрю этническую историю Барабинских татар, которые, проживающие в находящейся на пути всех миграций Барабинской степи, несомненно, впитывали и взаимно ассимилировали многие соседние народы, сформировав очень сложное, сочетающее в себе признаки нескольких этнокультурных типов население.

Барабинская степь лежит в Обь-Иртышском междуречье преимущественно на территории Новосибирской области, частично Омской области, Алтайского края и северного Казахстана на юге, где примыкает к Кулундийской степи. В силу своего географического положения Барабинская степь всегда лежала на пути миграционных потоков.

Первые обнаруженные поселения человека в Барабинской степи датируются эпохой неолита.

Однако первые письменные источники связаны с гунно-сарматским временем.

Так "Хань шу" ("История династии Хань") указывает, что "Государство Динлин находится севернее от Канцзюя". Канцзюй (Кангюй) – это сакское государство, расположенное севернее среднего течения Сырдарьи. Об этом в своих отчетах указывает ханьский дипломат Чжан Цянь. Л.Р.Кызласов полагал, что восточная граница Канцзюя доходила до предгорий Алтая. Принимая эти сведения, динлинское государство Динлин-го должно располагаться в северном Казахстане и Барабинской степи, гранича с лесной зоной на севере, восточная граница могла доходить до Алтая и Кузнецкого Алатау, а западная – до Арала.

Динлины, как известно из "Исторических записок" ("Ши цзи") Сыма Цяня, являются потомками племен жун и ди, которые еще при Желтом императоре (ориентировочно III тысячелетие до н.э.) были вытеснены из северного Китая на запад и север от Гоби. В дальнейшем Сыма Цянь указывает, что жун-ди сменили имя на чи-ди (красные ди) и бай-ди (белые ди). Динлинские племена ди-ли являются прямыми потомками чи-ди, в то время, как потомками бай-ди являлись племена юэчжей в Тариме и Джунгарии. Ареал распространения племен чи-ди в целом может быть довольно четко спроецирован на область распространения андроновской археологической культуры. О динлинах и их истории от жун-ди я неоднократно писал, например, в статье "Хакасы - не единственные потомки динлинов".

В предтюркское время в начале I тысячелетия до н.э. в китайских источниках вместо ди-ли появляется этническое обозначение гяогюй или гяогюйские динлины, позже сменившееся на те-ле. То есть, в китайских источниках этнонимы жун-ди, чи-ди, ди-ли, те-ле последовательно сменяют друг друга, сохраняя при этом преемственность.

На локализацию Гяогюй в северном Казахстане указывает, в частности, Л.Н.Гумилев в работе "Древние тюрки" во фрагменте, где он описывает, как восставшие против Жужани телесы пошли на них войной, но встретив на Алтае закованных в блестящие латы тюрков, подчинились им.

Таким образом, история населяющих Барабинскую степь народов может быть в дотюркский период прослежена от центрально-азиатских племен жун-ди, вытесненных с Ордоса, через андроновские племена чи-ди и динлинские племена ди-ли до телеских племен те-ле, составивших этническую основу барабинских татар.

Однако в культуре телеских народов Барабы, в отличие, например, от телеских племен Саяно-Алтая, очень четко прослеживается сходство с северными самодийцами (если шире – уральскими народами) по ряду признаков материальной (наличие рыбы в пищевом рационе, запорное рыболовство, поселения приозерного типа, лыжи с выгибом посередине, лодки-долбленки, украшения берестяных изделий способом профилировки краев) и духовной (традиции изготовления остроголовых идолов, орнаментация ногтевидными и близкими к ним гребенчатыми узорами) культуры.

Взаимодействие местного (телеского) и самодийского (угорского) населения не прервалось и в тюрксое время и проявилось в появлении в барабинцев этнического термина ялан (йылан) со значением "змея", который Г.И.Пелих рассматривал как остаток древней, близкой к тагаро-динлинскому кругу, скотоводческой культуры.

На близость барабинцев с уральскими народами указывает наличие среди башкиров крупной племенной группы елан. Р.Г.Кузеев и Г.И.Пелих помещают прародину этого народа в Саяно-Алтай. При этом исследователями отмечаются глубокие этногенетические связи еланцев ("народ змей") с кыпчаками (Р.Г.Кузеев) или с кимаками (С.М.Ахинжанов), а в более узком понимании, предков йыланов в исторических источниках следует связывать с телеским племенем Чжилэ, обитавшем на Алтае в районе верхних притоков Оби и на Среднем Енисее. Высказываются также мнения о тесной исторической связи и, возможно, тождестве йыланов с алатами, или "бома" китайских источников.

Приток в тюркское время в Барабу южносамодийского населения, а также кимаков и кыпчаков выражается в появлении у барабинских татар этнонимов эчау и сой, а также "саха" в формах "Сахтар" и "Сукар".

Тюркский элемент барабинцев чаще подразумевается в лингвистическом значении. Наиболее полно особое положение барабинского языка показал В.В. Радлов, выделив его из общего числа диалектов сибирских татар. Он отнес барабинский диалект к восточной группе тюркских языков (наряду с телеутским, шорским, хакасским, тувинским, тофаларским и уйгурским). При этом, по его мнению, процесс "татаризации" барабинского языка "не зашел так далеко, как у иртышских татар".

Обособленность барабинского языка А.Р.Ким объясняет тем, что в древнетюркскую эпоху население Барабы входило в число периферийных лесостепных европеоидных популяций. Этим же он объясняет и значительно меньшую монголоидную компоненту по сравнению с составлявшими демографическую основу центрально-азиатских государственных образований кочевников. Он указывает, что проникновение в Барабу новых южных групп начинается достаточно поздно, не ранее VIII века.

Еще один, монгольский элемент, у барабинцев проявляется, например, в названии племенных групп мангыт (май-гытляр). Этот этноним часто связывается с народом мэн-гу (мэнъ-у, мэн-у, мэнва), упомянутом в хрониках династии Тан среди маньчжурских племен шивэй. Но, более вероятно, связан с политонимом "монгол", принятом Чингисханом. При этом обычно отдельное проживание мангытов указывает на довольно эпизодические контакты барабинского населения с монголо-татарами.

Завершающий этап формирования барабинских татар приходится на конец XVII века, когда различные родоплеменные группы в результате интеграционных процессов объединились в единый народ барабинских татар, значительно отличающийся от этноса сибирских татар в широком смысле.

Конечно, всю историю народа невозможно уместить в одной статье. Поэтому я лишь укрупненно выделил наиболее значительные моменты формирования народа барабинских татар.




Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 47