Опубликовано (обновлено) в каталоге: 06.08.2021

Хунну - тюркоязычные европеоиды с монголоидной внешностью

Пытаясь понять историю Южной Сибири, нельзя обойти вниманием первую возникшую в Степи кочевую империю – Империю хунну.

О хунну нам известно из китайских летописей. Там они обозначены иероглифом 匈奴, который в южной транскрипции читается "хунну", а в северной, ставшей официальной – "сюнну".

Историю хунну следует начать с того, что в китайской историографии упоминается о войне полулегендарной династии Ся с "рыжеволосыми дьяволами", как китайцы называли "противных", кажущихся им уродливыми племена европеоидного типа, называемых жун и ди. Но оба этих этнонима всегда употребляются вместе, поэтому ученые склонны считать их одним народом жун-ди. В ходе "тысячелетней" войны, как пишут китайцы, около 2600 года до н.э. жун-ди были оттеснены на север на южную окраину Гоби.

Вытесненные на периферию китайского мира, жун-ди почти на 1000 лет теряются из поля их интересов. Упоминается, что в 1979 году до н.э. китайский вельможа Гун-лю попал в опалу и бежал на запад к жунам, но за 300 с лишком лет совместной жизни китайцы-эмигранты так и не смогли ужиться с жунами, и в 1327 г. их потомки во главе с князем Шань-фу, были изгнаны жунами, вернулись на родину и поселились в северном Шэньси. После этого жуны вновь "теряются" еще на 1000 лет.

Вновь в китайской историографии северные кочевники уже под именем хунну появляются не ранее V века до н. э. Тогда их набеги на Северный Китай побудили китайцев начать строительство отдельных укреплений, впоследствии объединенных в Великую китайскую стену.

Сыма Цянь во II веке до н.э. возводит хуннов к жунам (жун-ди). Но не к жунам в широком смысле, а лишь отдельной их часть. Он указывает, что горные жуны слились с восточными монголами - дунху, а на западе - с тибетцами. Среди жунов в конце I тысячелетия до н.э. Сыма Цянь выделяет чи-ди ("красные ди") в Ордосе на юге Гоби, бай-ди ("белые ди") на Памире, в Ишкашиме и на склонах Гиндукуша и бома в Ганьсу и Прибайкалье. Я не буду сейчас отдельно останавливаться на этом вопросе, он достаточно подробно рассмотрен в статье "Динлины - европеоидная раса в самом сердце Азии".

Такое деление жун-ди и прослеживание их потомков среди дунху позволяет некоторым исследователям говорить о монголоязычии хунну. Однако Сымя Цянь явно пишет, что хунну – это потомки племени хунь-юй, проживавшее в северной степи и являющееся частью чи-ди. Чтобы сразу закрыть этот вопрос, следует сказать, что племена чи-ди, вытесненные родственными им хуннами на север, стали известны как "дили" (динлины), затем "дили" транскрибировалось до "теле", чья тюркоязычность не вызывает сомнения. Таким образом, связь хуннов именно с частью чи-ди, а не дунху позволяет говорить об их тюркоязычии, но не монголоязычии.

Что касается антропологического облика хунну, нельзя назвать их чистыми европеоидами. Если, вероятно, родственными жун-ди европеоидные народы Южной Сибири (афанасьевцы и андроновцы) сохранили чистоту, то в предках хунну (жун-ди), на протяжении тысячелетий контактировавших с китайцами и маньчжурами, доля монголоидности, очевидно, высока. Поэтому с хуннами связывают появление в Минусе монголоидного элемента в конце тагарской эпохи. Повторю, монголоидного по внешнему облику, но не языку. На смешанный европеоидно-монголоидный тип указывают и генетические данные, показывающие наличие у хуннов как южно-сибирской мтДНК R1a1-Z93 так и монголоидной гаплогруппы С2 и дальневосточной маньчжурской D4.

Однако же Сыма Цянь пишет, что хунну были "с толстым носом, большими глазами и с сильно развитою волосяной растительностью на лице и на всем теле и, между прочим, с бородой, начинавшейся под нижней губой, с пышными усами и густыми бровями". То есть, он приводит те антропологические признаки, которые, по его мнению, не позволяют отнести хунну к китайцам и вообще монголоидам, у которых эти признаки отсутствуют.

Я не буду повторять 100 раз переписанные деяния шаньюя Модэ. В целях настоящей статьи интересует значение историческое значение хуннов.

Во-первых, хунну разбили династию Хань, что привело к расколу племенного союза дунху. Заварив котел смешения народов в Восточной Азии, также известный в некоторых источниках как Восточное переселение народов, хунну способствовали выделению племен сяньби из общей массы дунху- маньчжуров и началу формирования монгольских народов уже как по облику, так и языку.

Во-вторых, хунну вынудили чи-ди мигрировать на северо-запад, где они сперва под именем "дили" (динлины), а затем "теле" стали ядром формирования тюркских народов. Возвышению тюрков-теле не могло не способствовать и впитывание скифских традиций военного искусства в сочетании с передовыми заимствованными у китайцев технологиями. Напомню, именно хунны разбили племенной союз юэчжей. Последующее бегство на запад уже самих хуннов от объединенной коалиции Китая, сяньби, динлинов и чешисцев привело к закату сакской эпохи в Казахстане и открыло двери для распространения тюркских традиций на запад.

Наконец, дойдя до Европы, хуннская ветвь под предводительством Аттилы стала известна как гунны. Здесь они поспособствовали упадку готов и "освобождению" древнеславянских племен и формированию восточно-славянских народов.

В завершение хочется повторить.

Сформированные на основе смешения азиатской европеоидной ветви жун-ди и монголоидов Китая и Маньчжурии (дунху) хунну были в большой степени монголоидны по антропологическому типу, но не языку.

Язык хунну был прототюркским, на что указывает их генетическое родство через племя хунь-юй с чи-ди, ставшими впоследствии теле. На тюркоязычие хуннов указывает и полное отсутствие в восточно-европейских языках монгольских заимствований, хотя заимствований из тюркских языков предостаточно.




Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 51