Опубликовано (обновлено) в каталоге: 13.02.2014

Монгольская империя: Между Дальним и Ближним Востоком

До сих пор оставлялись без внимания страны и народы Срединной Азии - нынешних Монголии, Джунгарии и Срединной равнины, называемой по‑русски Китай, а у всех других народов - Хин, Шин, Чин и подобными вариантами слова "Цзинь". Так называлась династия, объединившая Срединную равнину в III веке н.э. Слово "Китай" - это название монголоязычного полукочевого племени, захватившего в 936 году Пекин и воспринявшего от местных жителей много элементов культуры. Древние русичи от купцов‑караванщиков узнали об этом царстве и распространили название "Китай" не только на область города Пекин, но и на непокоренную часть Срединной равнины, жители которой называли себя либо по имени правящей династии, либо просто "люди Срединной равнины". Когда же филологическое недоразумение развеялось, то менять привычное название было поздно. Поэтому, чтобы избежать досадной путаницы, истинных китаев ныне принято называть по‑китайски "кидани", а жители Срединной равнины - "чжунго‑жень" - китайцами.

Долгое время соприкосновения восточной и западной окраин континента были эпизодичными. Какое счастье, если подумать, что китайцы не добрались до Европы на рубеже нашей эры! А ведь могли, если бы их не задержали хунны.

Китай к X веку утратил все владения севернее Великой стены. На северо‑западной границе Китая возникла тангутская империя Си‑Ся, а на северо‑восточной - киданьская, принявшая китайское имя Ляо. Ляо просуществовало с 905 по 1125 год. Вот это‑то для нас и существенно.

В отличие от западной окраины Евразийского континента, где четыре суперэтноса были тесно связаны друг с другом своими культурными традициями, способом ведения хозяйства, социальными отношениями, и даже религиями (ибо христиане считали Аллаха арабским названием Первого лица Троицы, а мусульмане почитали Ису и Мариам - Иисуса и Марию - как пророков, предшественников Мухаммеда), на восточной окраине положение было принципиально иным. Китайцы Срединной равнины и кочевники Великой степи столь разнились между собой, что не перенимали культуры друг друга. Кидани были исключением. Это‑то и привело их к гибели как этноса.

Китайцы и кочевники настолько различались по стереотипу поведения, что не хотели и в принципе не могли наладить между собой контакт. Они и не пытались искать поводов для контакта, считая их лишенными смысла. Тут были важны некоторые подробности быта.

Прежде всего, китайцы вообще не употребляли молочных продуктов - основной пищи кочевников, и взаимопонимание между ними отсутствовало из‑за презрения к такой пище одних и раздражения по поводу такого неприятия у других. Для китайца все жены отца - его матери. Для хунна, например, или тюрка - мать только одна, а наложницы отца - подружки, вдова старшего брата становится законной его женой, которую он обязан содержать, причем чувства или какие-либо супружеские обязательства здесь роли не играли. Женщина в Китае в те века рожала и нянчила детей, никаких прав она не имела. В Великой степи женщина выполняла все домашние работы и была владелицей дома: мужу принадлежало только оружие, ибо ему полагалось умереть на войне.

В армиях Китая обязательно полагался штат доносчиков, а тюрки, находившиеся на китайской службе, этого не терпели и раскрытых доносчиков убивали.

Китайцы и кочевники, следовательно, никак не могли ужиться рядом. Оптимальное решение было: жить мирно, но порознь. А это практически никогда не удавалось.

Поэтому кочевники заимствовали культуру и мировоззрения с Запада, а вовсе не из Китая. Из Ирана уйгуры позаимствовали манихейство, из Сирии кочевники приняли несторианство, из Тибета - теистический буддизм. Правда, буддизм был воспринят позже, но принцип заимствования оставался прежним. Из Китая же они "заимствовали" только шелк, а помимо этого - печенье и, в некоторых случаях, фарфоровую посуду.

Только часть киданей восприняла китайскую культуру искренне и увлеченно. Другая часть упорно соблюдала свою, степную.

И вот что из этого вышло.

В начале XII века на Дальнем Востоке произошел взрыв этногенеза, или, говоря научным языком, пассионарный толчок, вследствие которого возникли два новых этноса: чжурчжэни и монголы.

Чжурчжэни, обитавшие в долине Уссури и Сунгари, в 1115 году восстали против киданей и сокрушили империю Ляо. Часть киданей, овладевшая китайской культурой, подчинилась победителям. А "отсталая" их часть, не утратившая степной доблести, отступила с боями в Семиречье и там столкнулась с сельджуками. Султанат после этой битвы распался, но кидани проявили удивительную умеренность: обложили города Средней Азии небольшой данью и стали пасти скот в Семиречье и Джунгарии.

Зато на западе мусульмане, воюя с крестоносцами, одерживали победы, одну за другой.


Оглавление:
  • Вступление
  • Расстановка сил
  • Между Дальним и Ближним Востоком
  • Маньчжуры и монголы
  • "Люди длинной воли"
  • Тэмуджин - Чингасхан
  • Мифы о монголах
  • Становление империи
  • "Черная легенда"
  • Сила вещей
  • Конец эпохи
  • А могло ли быть иначе?

    © Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович

    В статье использованы материалы книг Л.Н. Гумилева "Черная легенда", "Тайная и явная история монголов ХII-ХIII вв."


  • Поделиться ссылкой:


    Комментарии к статье Добавить комментарий


    Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


    Просмотров страницы: 947