Опубликовано (обновлено) в каталоге: 13.02.2014

История Минусинских Степей: Карасукская культура

Значительные изменения в жизни древних племен Южной Сибири происходят в конце II тыс. до н. э. Широко распространенная от Урала до Енисея андроновская культура сменяется новой, карасукской (XIII- X вв. до н. э.). Карасукская культура -это период расцвета в истории развития культур эпохи бронзы Южной Сибири, Казахстана Монголии. Оседлые пастушеско-земледельческие племена этих областей, развивая свое хозяйство, перешли к яйлажному (полукочевому) скотоводству и связанному с ним полукочевому образу жизни. Каждой весной, засеяв поля, они переезжали со скотом на летние пастбища, а осенью возвращались обратно для сбора урожая и на зимовку. Зимние поселения они устраивали в районе зимних пастбищ, а летние - в районе летних. Такие перемены в хозяйстве и образе жизни вскоре же привели к значительным изменениям их быта, к некоторому перераспределению родовых и племенных пастбищ, возможно, к племенным перегруппировкам и переселениям на новые места. В результате всего этого в относительно короткий срок сформировалась новая культура, но не везде одинаковая. В андроновское время на обширных пространствах степей отдельные племена мало различались по своей культуре. Карасукские же племена, по-видимому, развивали свою культуру в какой-то мере обособленно друг от друга, что ярко отразилось в их археологических памятниках. Такие локальные группы памятников соответствуют, видимо, отдельным племенам или племенным союзам.

Китайская экспансия

Во II тысячелетии до н.э. в Южной Сибири археологи различают две синхронные самостоятельные культуры: глазковскую на востоке и андроновскую на западе. При этом под термином Андроновская культура понимают общее название группы близких археологических культур бронзового века, охватывавших в XVII-IX веках до н. э. Западную Сибирь, западную часть Средней Азии, Южный Урал.

В это время значительные массы нового населения появляются в Минусинской котловине. Если судить по их физическим особенностям, то следует считать Северный Китай той областью, откуда они направились к Енисею.

Некоторые источники называют новых пришельцев динлинами. Но это верно лишь отчасти. Динлины-афанасьевцы к этому времени уже давно жили в Минусинской котловине. Наследниками афанасьевцев (забегая вперед) были племена тагарской культуры, дожившей до III в. до н.э. Это заставляет думать, что афанасьевцы-динлины пронесли свою культуру через века, несмотря на все нашествия иноплеменников.

Обратимся к истории северного Китая. В XVIII в. до н.э. в степи, примыкавшей к южной окраине Гоби, складывался новый народ - хунны. Издавна там кочевали племена хяньюнь и хуньюй. Но ни те, ни другие еще не были хуннами. В ту эпоху хуннов еще не было. Согласно древнекитайским летописям (или легендам), хунны возникли из смешения китайских эмигрантов и степных кочевых племен. Мы вправе сделать заключение, что хяньюнь и хуньюй были потомками аборигенов Северного Китая, оттесненных "черноголовыми" предками китайцев в степь еще в III тысячелетии до н.э. С этими племенами смешались китайцы, спасавшиеся бегством от врагов, и образовался первый прахуннский этнический субстрат, который стал хуннским лишь в последующую эпоху, когда прахунны пересекли песчаные пустыни. Тогда на равнинах Халхи произошло новое скрещивание, в результате чего возникли исторические хунны. До тех пор они назывались ху, то есть степные кочевники. (См. также статью История народа Хунну). Хунны впервые упоминаются в китайской истории а районе 1764 года до н.э. Следующие упоминания о них уже датируются 822 и 304 годами до н.э. Почти полторы тысячи лет истории хуннов остаются в глубокой тени.

Однако неоспоримым остается факт, что около XIII-XII веков до н.э. в Минусинских степях андроновскую культуру вытеснила новая, карасукская, принесенная переселенцами с юга из Северного Китая. Впервые в Западную Сибирь проникает китайский стиль. Это не просто заимствование. Вместе с новой культурой в могильниках появляется новый расовый тип - смесь монголоидов с европеоидами, причем европеоиды брахикранны, а монголоиды узколицы и принадлежат к "дальневосточной расе азиатского ствола". Такая раса сложилась в Северном Китае. Внешне представители ее напоминают современных узбеков, которые тоже являются продуктом смешения европеоидного и монголоидного компонентов. На месте они перемешались в свою очередь. Но для нас особенно важно отметить, что "в Южную Сибирь переселился уже смешанный народ".

Надо полагать, что енисейские кыргызы были связаны именно с аборигенами Сибири, динлинами, а не с пришлыми с юга. Южная ветвь динлинов, кочевавшая к югу от Саянских гор, перемешалась с предками хуннов. Итак, южные динлины были тем народом, с которым смешались пришедшие с юга предки хуннов.

На новых местах карасукцы встретились со сравнительно редким андроновским населением, по-видимому быстро объединившимся с ними в культурном отношении. Параллельно шло и этническое скрещивание - об этом говорят метисные типы. Вместе с тем сохранились и древние коренные группы. Все это подтверждается и вышеприведенным рассмотрением карасукского инвентаря. Бросается в глаза совершенно новое распространение характерно карасукских предметов. Если афанасьевские и андроновские вещи имели многочисленные аналогии на западе, их комплексы на Алтае, в Западной Сибири, Северном Казахстане и Приуралье тесно связывали Минусинскую котловину с западом, с Причерноморским катакомбно-срубным миром. В карасукское время все резко изменилось. Карасукские вещи лишь единицами в виде случайно заброшенных встречаются на западе. Основной же карасукский комплекс находит себе аналогии на западе только на Алтае и около Томска. Дальше на запад, в степях Казахстана, продолжают господствовать андроновские формы. Лишь местами заметны некоторые признаки карасукского влияния, но они единичны и не характерны. Зато на востоке и юго-востоке - в Прибайкалье, Монголии и в районе Великой Китайской Стены обнаружено очень большое количество находок, главным образом бронзовых изделий типично карасукских форм.

Это позволяет считать, что среди предметов, характерных для карасукского инвентаря Минусинской котловины, имеются принесенные на Енисей пришельцами юго-восточного, северокитайского происхождения. Это можно утверждать относительно ножей и клевцов и предполагать для кинжалов и некоторых украшений. Вместе с тем и высокий расцвет бронзовой индустрии карасукской эпохи на Енисее, не имеющей ничего похожего в Западной Сибири, следует, повидимому, во многом связывать с юго-востоком. Некоторые факты позволяют при этом предполагать, что движение из Китая на север могло начаться еще в эпоху Шан-Инь (1766-1122 годы до н. э.).

Возможно, что сожительство пришельцев и аборигенов обусловливалось и другими причинами. Земледелие, по-видимому, играло большую роль в жизни андроновских племен как на западе, так и на востоке, на Алтае и среднем Енисее. Наоборот, в племенах юго-восточного происхождения едва ли можно видеть склонных к оседлости земледельцев. К этому их не располагали ни природа стран, из которых они происходили, ни их прежний быт, ни те длительные передвижения, в результате которых, переходя через труднодоступные горы и таежные чащи, они выходили к Енисею. Недаром все изменения в материальной культуре карасукской эпохи меньше всeго могут быть объяснены оседло-земледельческим бытом (круглодонная керамика, кибитка и т. п.).

Как бы ни рассматривать "карасукское движение", несомненно, археологии и палеоантропологии удалось выяснить очень важные события в истории населения Южной Сибири, Монголии и Суйюани. В ту эпоху возникла культурная общность этих районов, оставшаяся и в дальнейшем, в скифо-тагарский период, весьма значительной.

К сожалению, слишком темны страницы китайских хроник и легендарных преданий для того, чтобы точно связать наблюдавшиеся их авторами события с теми сведениями по истории варварских племен Китая, которые они содержат. Между тем несомненно, что среди легендарных описаний многочисленных войн и передвижений этих племен многое может относиться к интересующей нас здесь эпохе расцвета позднего бронзового века Монголии и Сибири.

Погребальные обряды

Наиболее распространенными памятниками карасукского времени являются могильники. Могилы устраивали, как и в андроновское время, в виде каменного ящика из тонких плит. Сверху покрывали плитами и закладывали землей. Вокруг могилы сооружали квадратную ограду из вертикально поставленных плит или круглую, сложенную из мелкого плитняка или бутового камня. В отличие от андроновского времени теперь совершенно не встречается срубов в могилах, а круглая ограда сооружается редко. Могильные ограды часто пристраивали одну к другой. Там, где камня не было, обходились без него.

На Оби, например, умерших хоронили в простых грунтовых ямах и сооружали над ними небольшие холмики. Умершего клали в могилу на спину, иногда на бок, головой на северо-восток. Хоронили его в одежде и с теми вещами, которые ему были необходимы на предстоящий путь в предполагаемый загробный мир. В головах ставили один или два горшка с жидкой пищей, а у ног - мясо. При похоронах каждый раз резали барана, реже быка или лошадь, устраивали погребальное пиршество и умершему давали четыре определенных куска мяса - всегда лопатку, кусок грудинки и два куска задней ноги. Горшки в отличие от андроновских делались шаровидные, с выпуклым дном, иногда плоскодонные. Они часто украшались тисненым орнаментом. Преобладали узоры в виде зигзагов, ромбов, равнобедренных треугольников. Часто встречается богатый орнамент в виде шевронов и меандров, сохранивших черты орнамента андроновской культуры. Иногда орнамент заполняли белой пастой. Такие горшки, черные, блестящие, с белым рисунком, были очень эффектны.

Памятники карасукской культуры в последние годы разделены на две хронологические группы. Соответственно этому и карасукская культура делится на два последовательных этапа - собственно карасукский и каменноложский. Все, что говорилось выше о памятниках карасукской культуры, относится к более раннему карасукскому этапу.

На протяжении каменноложского этапа сооружаются только прямоугольные ограды, преимущественно из вертикально поставленных плит. Почти полностью исчезает система пристроенных друг к другу оград. Нет и характерных для собственно карасукского этапа трапециевидных ящиков.

Умершего обычно клали в могилу на спину в вытянутом положении головой на северо-восток. В могилу ставили горшок с жидкой пищей, а у ног, как и прежде, - четыре определенных куска мяса и бронзовый нож. Значительно изменяется форма горшков. Хотя изредка и встречаются сосуды, близкие собственно карасукским, ведущими становятся круглодонные сосуды удлиненной высокой формы, иногда яйцевидные и сосуды на поддоне и чашки. Яйцевидная форма горшков заставила некоторых исследователей связывать их с энеолитической афанасьевской посудой. Но нужно специально отметить, что, кроме внешнего сходства дна сосудов, между этими двумя культурами нет ничего общего. Каменноложские горшки открытые, с прямым венчиком, небрежно изготовленные, относительно толстостенны. Сосуды на поддоне отличаются лишь тем, что к их дну прилеплена как бы кольцевая подставка. Что касается чаш, то это те же горшки, но меньших размеров. Орнамент стал значительно беднее. Украшена только верхняя часть сосуда. Орнамент состоит из рядов косых насечек по венчику, небрежно прочерченных бороздок, вписанных друг в друга треугольников и рядов ромбов по тулову.

Оружие, орудия труда

Известно большое количество металлических изделий, найденных частью в могилах, частью в почве при распашке полей. Больше всего найдено бронзовых ножей своеобразной изогнутой формы. Отлитые в каменных или глиняных формах, они имеют массивную рукоятку с навершием в виде кольца, часто усложненного тремя кнопками, грибовидной шляпки или иногда в виде головы зверя. В карасукскую эпоху отливались из бронзы также кинжалы и втульчатые топоры - кельты. Кинжалы не имеют перекрестья, у них сделаны небольшие выемки на месте перехода рукояти в клинок. Клинок ромбического сечения, иногда усилен жилкой. Рукоять оканчивается кольцом, бубенчиком или грибовидной шляпкой. Кельты этого времени массивные, шестигранные, украшенные поясковым орнаментом. Употреблялись также тесла с петелькой на обратной стороне и сквозной втулкой.

В каменноложский этап особенно сильные изменения претерпевают ножи. Каменноложцы изготовляли ножи коленчатой формы. В отличие от собственно карасукских, навершие которых украшалось по-разному, каменноложские ножи завершаются только грибовидной шляпкой. Под ней часто находится петелька. Рукоятки некоторых ножей украшены орнаментом в виде ромбов или насечек. Место перехода рукояти в клинок отмечено шипом. Характерно, что в могилах обычно находят не целый нож, а только его обломок -конец клинка. Обычно на таком обломке сохраняются следы укрепления его в деревянной рукоятке.

Украшения

Довольно разнообразны украшения, большей частью отличные от андроновских. В могилах женщин и девочек часто находятся проволочные височные кольца, трубочки-пронизки, скобкообразные обоймы, которыми украшались богатые нагрудники; двойные или тройные выпуклые литые бляшки с петелькой или без нее на обороте, нашивавшиеся на одежду; гвоздевидные заклепки - украшения обуви. На запястьях нередко находят бронзовые браслеты из медной проволоки в полтора или два с половиной оборота. На пальцах рук иногда оказываются проволочные перстни, близкие андроновским. Карасукские женщины носили длинные волосы, заплетенные в косы, к которым подвешивались бронзовые украшения - лапчатые привески. Для расчесывания волос вырезались из кости гребни с длинными зубцами, украшенные незатейливым орнаментом, а зеркалом служили подобные андроновским бронзовые литые, хорошо заполированные диски. Наряду с бронзовыми у карасукцев были украшения из других материалов. Встречаются каменные имитации раковин и аргиллитовые цилиндрические бусы.

Набор женских украшений каменноложский этап в основном остается прежним. Появляются треугольные нашивные бляшки с точечным орнаментом. Наряду со старыми появляются литые перстни с двумя характерными коническими выступами. Возникает новая форма браслетов: на смену тонким пластинчатым приходят массивные литые, богато украшенные орнаментом. Отсутствуют каменные украшения, характерные для собственно карасукского этапа В это время появляется и новый вид боевого оружия - копье с длинной прорезью вместо втулки, найденное на поселении в Каменном Логу. В землянках Каменного Лога найдены также костяные псалии от узды, костяные ручки составных ножей, шилья, трепала и другие поделки из рога и кости, а также многочисленные обломки сосудов, полностью аналогичных посуде из могил.

Хозяйственная деятельность

Все необходимое для жизни люди карасукского времени получали от своего основного занятия - скотоводства. Стадо давало не только молоко и мясо, но также шерсть и кожу. Конечно, дополнительным источником жизни по-прежнему была охота на диких зверей, в первую очередь на марала и косулю. Они давали мясо, кожу и мех, а их рога использовались как хороший поделочный материал.

Но охота являлась только подсобным занятием. Основой хозяйства было разведение домашних животных, из которых на первом месте по количеству голов в стаде стоит крупный рогатый скот, затем овца и, наконец, лошадь.

В карасукское время лошадь начинает использоваться для верховой езды. В каменноложский период появляется первая, еще примитивная узда с костяными псалиями, но без жестких удил. Появление верхового коня создало предпосылки для большей подвижности отдельных групп населения. Однако карасукцы, как и их предшественники - андроновцы, имели долговременные постоянные поселения, в которых они жили, по-видимому, только зимой. О существовании таких поселков косвенно свидетельствуют даже могильники: они содержат многие десятки, иногда сотни (порой до 1000) могил. Представление о карасукском поселке можно получить по раскопкам в Каменном Логу на р. Карасуке. По этому памятнику каменноложский этап и получил свое название. Поселение состояло из восьми землянок (раскопано пять). Жилища представляли собой углубленный более чем на метр прямоугольный котлован площадью 150- 160 кв.м., в который вел наклонный ход, иногда обставленный по стенам каменными плитами. В середине землянки находилось несколько очагов, часто вытянутых в ряд. Некоторые из них, расположенные в центре, могли служить для приготовления пищи. Другие же, в которых обычно находят обожженные и растрескавшиеся камни, служили для обогрева жилища. Вдоль стен были устроены деревянные нары-лежанки. На полу вокруг центрального очага в ямках часто стоят горшки, служившие для хранения или приготовления пищи. В двух случаях землянки расположены попарно и соединены друг с другом проходом. Меньшее помещение не имело выхода, оно могло служить кладовой для запасов. Землянки представляли собой не только место, где отдыхали и готовили пищу, но, судя по многочисленным находкам костяных вещей, заготовок и незаконченных поделок из рога, обломков литейных форм, их обитатели здесь же занимались и изготовлением необходимых предметов обихода.

Домашние занятия за все время существования карасукской культуры были одними и теми же. Областью женского труда, очевидно, прежде всего было изготовление одежды. В карасукских могилах встречены обрывки шерстяных тканей двух способов плетения, простого и диагонального, а в землянках часты находки костяных трепал - орудий для размягчения растительного волокна. Об использовании шерсти свидетельствуют находки гребней, которыми расчесывали шерсть. Одежда шилась также из меха и кожи. После выкраивания деталей одежды они по шву прокалывались костяными шильями и сшивались. О том, что кожа широко использовалась для одежды, свидетельствуют находки нагрудников на кожаной основе, а также бронзовые украшения, которые могут быть укреплены только на кожаной основе.

В обязанность женщин входило, видимо, изготовление посуды. Горшки лепили ленточным способом с последующим обколачиванием лопаткой и лощением наружной поверхности. Каждая семья изготовляла горшки для себя. Это видно из того, что в семейных комплексах могильных оград находится строго определенный набор сосудов. Заботой мужчин был уход за скотом, а также и производство металлических изделий. Изготовлением бронзовых орудий они занимались непосредственно в поселении, о чем свидетельствуют обломки литейных форм в землянках. Литейное дело в карасукское время достигло высокого уровня. Использовались двустворчатые литейные формы, сделанные из камня или глины. Широкое распространение получило фигурное литье в специальных усложненных формах. Эти сложные формы рисуют виртуозную технику карасукских литейщиков. Литник, как показывает металлографический анализ, был расположен сбоку. При заливании металла форма ставилась вертикально. После того как металл был залит, форму не раскрывали, давая предмету остыть. Очень часто карасукские металлурги применяли последующую обковку изделий. Анализы показывают, что литейщики этого времени широко использовали специальные присадки - мышьяк или олово, но изготовляли также вещи и из чистой меди.

По всей области распространения карасукской культуры известны многочисленные древние медные рудники, использование которых началось еще в энеолитическое время. Выработки обычно неглубокие. Древние металлурги выбирали поверхностный слой руды. О масштабах рудных разработок в эпоху меди и бронзы на юге Сибири и в Казахстане можно судить по подсчетам для Джезказгана. Там было добыто в промежутке между энеолитом и скифо-сакским временем около 1 млн т руды.

Высокий уровень мастерства карасукских литейщиков нашел наибольшее выражение в их художественных изделиях. Как уже отмечалось, карасукская культура делится на ряд локальных вариантов. Для каждого из них можно отметить некоторые особенности хозяйства, быта, своеобразие бронзовых изделий, формы и орнаментации посуды. При всем частном разнообразии культуры отдельных карасукских племенных групп У них есть общие черты. В керамике - это круглодонные сосуды, орнаментированные характерными геометрическими узорами. Так, например, в Дындыбае (Центральный Казахстан) и в Тагискене (Приаралье) некоторые сосуды невозможно отличить от карасукских на Енисее. Особенно сходна с карасукской керамикой Енисея тагискенская керамика. Достаточно указать на прочерченный геометрический орнамент, заполненный белой пастой, или на орнаментацию сосудов налепными шишечками. Еще более поразительно распространение карасукских форм металлических изделий.

В целом, хозяйство было близким к андроновскому. Основным источником существования были скот и возделанное поле. Разводили преимущественно крупный рогатый скот, а овец и лошадей было в несколько раз меньше в отличие от степных районов, где число овец в стаде немногим уступало крупному рогатому скоту. Охота не играла сколько-нибудь существенной роли. Кости диких животных в культурном слое составляют не более 3%, хотя поселения располагались в обильных дичью местах. Луговые земли использовались под пашню, о чем говорят находки больших ручных зернотерок. Огромное количество остатков глиняной посуды разных форм и назначения и среди них большого числа крупных по размерам корчаг емкостью в 10-15 литров указывает на развитое домашнее хозяйство, в котором в большом количестве перерабатывались молочные и растительные продукты.

Обитатели землянок занимались изготовлением орудий, литых из бронзы и костяных, обработкой шерсти и растительного волокна, пряжей и ткачеством, на что указывают находки обломков литейных форм, костяных трепал, пряслиц, ткацких гребней и т.д. Зимой в землянках, видимо, содержали и скот.

© Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович

В статье использованы материалы книг Л.Н. Гумилева "История народа Хунну", М.П.Грязнова "Памятники карасукского этапа в Центральном Казахстане", С.В.Киселева "Древняя история Южной Сибири"


Оглавление:
  • Вступление
  • Афанасьевская культура
  • Андроновская культура
  • Окуневская культура
  • Карасукская культура
  • Тагарская культура
  • Таштыкская культура
  • Древнехакасское государство
  • В составе России

  • Поделиться ссылкой:


    Комментарии к статье Добавить комментарий


    Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


    Просмотров страницы: 1802