Опубликовано (обновлено) в каталоге: 09.06.2014

История Минусинских Степей: Тагарская культура

Со временем карасукская культура на Енисее уступает место новой, более высокой тагарской культуре, на Алтае и в приалтайских степях - блестящей культуре ранних кочевников, в лесостепях по рекам Оби и Томи - большереченской культуре. Культуры эти возникли несомненно в результате весьма сложного сочетания различных культур, и конкретный путь их сложения проследить трудно. Замечательно, что имеется бесспорная связь памятников каменноложского этапа на Енисее с памятниками баиновского этапа тагарской культуры. Эта связь прослеживается не только в характере надмогильных сооружений и устройстве могил, где имеются идентичные варианты могильных сооружений, но особенно ярко она видна в керамике и ножах.

Отсюда следует, что уже в недрах карасукской культуры на заключительном каменноложском этапе возникают новые особенности, получившие свое полное развитие в тагарской культуре. И, следовательно, карасукские племена тоже внесли свой вклад в новую историческую эпоху.

Переход пастушеско-земледельческих племен в степной полосе Сибири к кочевому скотоводству, совершившийся в основном в VIII-VII веках до н.э., привел к значительным перемещениям и перегруппировкам населения, к формированию новых племен и племенных союзов, к сложению ряда новых своеобразных самобытных культур. Но все вновь образовавшиеся этнические группы (племена и племенные союзы) на огромных пространствах степей Евразии при всем своем разнообразии выработали в общих чертах сходные, родственные культуры так называемых скифского, скифо-сарматского или скифо-сибирского типов.

Не составило исключения в этом отношении и население степей Среднего Енисея, хотя его история и слагалась в этот период несколько отличным от остальной массы степных племен путем. Природные условия края, ограниченная площадь степей, защищенная от соседних степных областей массивами горных хребтов и непроходимых лесов, позволили местному карасукскому населению остаться на своих прежних землях, не переходить к кочевому образу жизни, а развивать свое хозяйство и культуру, заимствуя все полезное от соседей, не ломая своих сложившихся веками традиций. Так в пределах Минусинской и Чулымо-Енисейской степных котловин сложилась своеобразная культура, известная в археологической литературе под названием тагарской.

В степях Среднего Енисея нет, кажется, такого места, где не было бы видно курганов тагарской культуры, совершенно необычных, своеобразных по своему внешнему виду. Это плоские разного размера насыпи, в основании которых стоят высокие каменные столбообразные плиты обычно из красного девонского песчаника. Их много. Они издалека видны. И их давно уже в большом количестве раскапывали. Первая в России научная раскопка древнего кургана - это раскопка кургана тагарской культуры близ с. Краснотуранска на правом берегу Енисея, произведенная в 1722 г. известным ученым Д.Г.Мессершмидтом. В 1884 году В.В.Радлов выделил курганы тагарской культуры в особый исторический период, назвав его "бронзовый и медный период", дал характеристику памятников и представление о материальной культуре этого периода. Несмотря на множество ошибок и заблуждений, теперь для нас очевидных, Радлов правильно рассматривал носителей тагарской культуры как оседлые земледельческо-скотоводческие дотюркские племена.

Однако заслуга действительного открытия и первого правильного исторического освещения рассматриваемой эпохи принадлежит С.А.Теплоухову, который в начале 20-х годов XX столетия детально изучил памятники и подразделил их на несколько хронологических групп. Эту эпоху он назвал минусинской курганной культурой и развитие ее рассматривал по четырем последовательным этапам. Периодизация С.А.Теплоухова сохранила в основном свое значение до наших дней, а данное им название культуры не удержалось. Позднее С.В.Киселев предложил более удобное наименование - тагарская культура, теперь общепринятое.

Тагарская культура охватывает длительный период в семь столетий. Наиболее распространено сейчас деление его на четыре этапа: баиновский- VII (IX)-VI века, подгорновский - VI-V века, сарагашенский - IV-II века, тесинский - II-I века.

Погребальные обряды

Характерной особенностью курганов всех этапов тагарской культуры является наличие прямоугольной каменной ограды и столбообразных камней. Расположены в степи они группами. В основании их насыпи стоят высокие, иногда огромных размеров, камни, расположенные по углам и сторонам обычно невидимой на поверхности ограды. В редких случаях курганы достигают 10 и более метров высоты, а камни в их ограде-3-4 м высоты. Ограда и столбообразные камни на них ориентированы обычно по направлению с юго-запада на северо-восток; причем камни подбирались и ставились так, чтобы все сооружение имело вид как бы устремленного по направлению на северо-восток, т. е. на летний восход солнца.

Ранние курганы, в которых похоронены племенные или родовые вожди, стоят особняком, отличаются крупными размерами насыпей, монументальными оградами. В них содержится либо по одной обширной могиле с погребением мужчины, либо по две - мужчины и женщины. Несмотря на ограбление, в них найдены остатки золотых украшений и вещи, получившие распространение в следующие периоды. Это бронзовые бляшки с изображением свернувшегося хищника, колоколовидные навершия, декорированные золотом, штандарты. Навершия и штандарты массивны и еще не украшены фигурками козлов. Среди рядового населения баиновского этапа выделяются могилы воинов.

На подгорновском этапе могилы воинов уже составляют половину всех мужских захоронений. Они отличаются набором оружия и количеством строго определенных украшений. Наиболее скромны украшения у лучников. Воины, похороненные с боевыми топорами и кинжалами, имеют больше, чем другие, предметов украшения. Могилы воинов расположены в отдельных оградах или рядом с другой могилой, в которой, как правило, похоронена женщина. Повторяемость таких совместных захоронений позволяет считать их неслучайными.

Почти на каждом кладбище среди могил с коллективными захоронениями встречается одна, реже больше, где похоронены лишь 1-2 человека. Эти могилы всегда богаче, в них встречаются штандарты и навершия, ценное оружие, декорированное скульптурками. В то же время по конструкции, расположению в ограде или в могильнике эти могилы не отличаются от прочих. В могилах много редких украшений, зеркала, чеканы, штандарты, "оленные бляхи", деревянная фигурка лошади и т.д. Рукояти чеканов обмотаны листовым золотом. На покрытии ям устраивали поминальный костер, сжигая часть одежды, поэтому бревна обуглены и на них найдены многочисленные сердоликовые и пастовые бусины. Таким образом, и здесь для знати соблюдали обряд, включающий частичное сожжение, получивший распространение для рядового сословия значительно позже.

Среди рядовых людей, похороненных в общих камерах, видимо, также не было абсолютного равенства. Замечено, что вещей положено значительно меньше числа захороненных. Коллективные могилы, видимо, отражают уже не только социальное, но и имущественное различие. По непонятной причине многоступенчатая структура сарагашенского общества отчетливо прослеживается по погребениям в степях Енисея и слабо - в лесостепных районах Минусинской котловины, где очень редки могилы военачальников.

Среди самых поздних тагарских курганов (тесинских) могил вождей не встречено, однако есть основания предполагать, что они продолжали сооружаться, только не для одного человека, а для династии вождей. Косвенно об этом свидетельствует курган, еще конца сарагашенского этапа, раскопанный Г.Н.Курочкиным около с. Новоселове в 1984 г. Он стоял обособленно и по монументальности занимает второе место после кургана Салбык. В ограде площ. 1500 кв.м. была камера, в которой похоронено 5 мужчин, покрытых, видимо, шелковым балдахином, от которого сохранились нашитые золотые орнаментированные бляшки. Похороны сопровождались человеческими жертвоприношениями - скорченный мужской скелет обнаружен под угловым камнем ограды.

Баиновский этап

На могилах баиновского этапа ограды делались высокие (первоначальная высота 70-100 см). Как и в карасукское время, они были квадратными, небольшого размера (около 4-5 метров, редко до 10 метров); для каждой могилы устраивалась обычно отдельная ограда, часто ограды пристраивались одна к другой. В отличие от карасукских у них по углам поставлены, хотя и не всегда, высокие массивные плиты. Могилы большей частью делались по-прежнему в виде каменного ящика из плит дикого камня, покрытого одной или несколькими толстыми плитами. Но довольно часто стали сооружать в могиле и сруб из тонких бревен. Погребенный в отличие от карасукского всегда положен на спину, вытянуто, головой преимущественно на юго-запад, но, как и раньше, в головах у него поставлен горшок с каким-то напитком, а в ногах - четыре куска мяса от зарезанного для погребальной тризны барана или быка, реже лошади.

Глиняная посуда баиновского этапа на первый взгляд резко отлична от карасукской, но она преемственно связана с ней. Часть сосудов сохраняет появившуюся еще в позднекарасукское время форму яйцевидных остродонных горшков и характерные для того времени орнаменты. Однако преобладают горшки баночные, отличающиеся от предыдущей формы лишь тем, что дно их приплюснуто, следовательно, не выпуклое, а плоское. И эта форма горшков господствует затем на протяжении всей тагарской культуры. Меняется со временем только орнаментация да прибавляются некоторые своеобразные формы сосудов разного назначения.

Изготовляются также и бронзовые орудия новых форм. Характерны ножи с кольцом на конце гладкой плоской рукояти и с полукольцом. Первые похожи на карасукские, но в таком варианте в памятниках карасукской культуры никогда не встречаются. Вторые свойственны только баиновскому этапу. То же можно сказать и о ножах с гладкой плоской рукоятью, которую обматывали по спирали ремешком или обкладывали с боков деревянными пластинками. Наконец, на этом же этапе стали изготовлять ножи с гладкой рукоятью и с дырочкой для ремешка на конце. Эти ножи в разных вариантах получили затем широкое распространение на всех последующих этапах тагарской культуры.

Если раньше, в карасукское время, ножи всегда клали в могилу вместе с мясной пищей, то теперь они находятся у пояса вместе с шилом и зеркалом, что характерно для всех последующих этапов. Бронзовое шило в отличие от карасукского имело гвоздевидную шляпку наверху. Появились новые виды оружия - чекан и боевой топорик. Кинжалы теперь стали делать с перекрестием в виде пары прямоугольных выступов, не отделенных рельефом от клинка и рукояти.

Памятники баиновского этапа говорят о тесной преемственной связи их с предшествующей карасукской культурой, и вместе с тем в них наблюдается появление и господство новых форм и видов различных изделий, которые в тех или иных вариантах своего дальнейшего развития характеризуют собой тагарскую культуру. Еще не так давно памятники баиновского этапа рассматривались как переходная группа памятников от карасукской культуры к тагарской. Однако орудия, оружие, керамика и другие изделия этого этапа принадлежат ранним типам вещей тагарской культуры, следовательно, баиновским этапом начинается формирование и развитие этой культуры. Теперь стало совершенно ясно, что баиновский этап - это первый этап уже вполне сложившейся тагарской культуры.

Подгорновский этап

Наиболее яркого выражения своих характерных особенностей тагарская культура достигла на втором этапе развития - подгорновском (VI-V века). Основная масса во множестве разбросанных по всей степи тагарских курганов принадлежит подгорновскому этапу. Внешне они имеют вид небольших плоских возвышений, холмиков, в основании которых находится четыре высоких камня. Очень часто земляное возвышение над могилой настолько незначительно, что наш глаз его не замечает и на ровной поверхности степи мы видим только четыре камня. Раскопками же вскрывается прямоугольная ограда с высокими камнями по углам. Иногда, при более значительных размерах ограды, высокие камни стоят еще и посередине всех сторон ограды, и тогда в основании кургана находится не четыре, а восемь камней. Часто к первой ограде пристраивают еще одну, две и больше оград. Тогда в основании длинной насыпи кургана стоит целая аллея высоких камней. Ограда низкая, ее стены из вертикально врытых плит возвышались в свое время над поверхностью земли не более чем на 15-20 см. В центре ограды находится обычно одна могила, просторная, в 2-2.5 метра длиной и 1 -1.5 метра шириной, устроенная в виде каменного ящика из плит или бревенчатого сруба, покрытая сверху одной-двумя массивными плитами. В могиле, как правило, погребен один человек, он лежит на спине, головой ориентирован на юго-запад или в противоположном направлении. По-прежнему при нем у пояса лежат бронзовые нож, шило и зеркало, роговые гребешок и головной нож. В головах и ногах поставлены горшки с жидкой пищей, в ногах - по четыре куска мяса от одного или двух зарезанных для похоронной тризны животных. В мужских могилах часто можно обнаружить на уровне живота и бедер погребенного бронзовые кинжал, чекан, боевой топорик и несколько наконечников стрел - остатки лука со стрелами. Нередко одному погребенному кладут в могилу два и даже три вида разного оружия.

Все основные категории вещей из могил подгорновского этапа отличаются по деталям формы от вещей баиновского этапа. Глиняная посуда сохраняет прежнюю форму, только венчик сосуда имеет характерное утолщение по краю с резким ребром внизу, а орнамент состоит из одного или нескольких гладких, широких желобков. Такой тип сосудов распространен наиболее широко в степях Минусинской котловины, но не повсеместно. На правобережье Енисея, в районе р. Тубы, встречаются сосуды тех же форм, но они не имеют ни утолщения по венчику, ни желобков. Они украшены рядом "жемчужин", т. е. выдавленных изнутри бугорков, и часто несложными рисунками, оттиснутыми гребенкой и напоминающими орнаменты банковской керамики.

Ножи преимущественно простой пластинчатой формы с дугообразно изогнутым обушком, с не отделяющейся от клинка рукоятью, равномерно широкой по всей длине, с каплевидным или круглым отверстием. Есть также ножи с рукоятью, сужающейся кверху, с маленьким круглым отверстием. Шилья в отличие от баиновских имеют круглую шейку между головкой и рабочей частью. У кинжалов наблюдается четко оформленное перекрестие с рельефно выделяющимися более или менее широкими гардами. Для боевого чекана характерен круглый или граненый ударный стержень, заостренный на четыре грани, он украшен иногда скульптурной фигурой зверя в обушковой части. Наконечники стрел костяные и бронзовые, разнообразны по форме. Бронзовые наконечники обычно втульчатые, с овальным или ромбическим пером, иногда с опущенным вниз жальцем, подобны наконечникам большереченского этапа на р. Оби и раннескифским в степях Причерноморья.

Так характеризуется основная масса памятников подгорновского этапа. Но есть и другие памятники. В Абаканской степи А.В.Адрианов раскопал большой курган, известный под названием Кара-Курган. Насыпь его высотой в 4 м была обставлена 14 камнями, возвышающимися над поверхностью земли и поставленными по углам и сторонам ограды. В ограде две могилы площадью в 17 и 20 кв.м. В них бревенчатые срубы, покрытые сверху девятиметровыми бревнами в несколько рядов. Могилы ограблены. В одной сохранились только кости мужчины (?) и бронзовый наконечник стрелы. В другой - кости женщины (?), золотые украшения (биконическая бусина и три бляшки), обломки бронзовых украшении и черепки глиняного сосуда. Монументальность сооружении и наличие в могилах даже после их расхищения золотых вещей позволяют предполагать, что это богатая могила представителя высшей племенной знати. В соседней с ним могиле, видимо, была погребена его жена.

В другом могильнике, неподалеку от Кара-Кургана, раскопан курган Узун-оба, несколько меньший по размерам. В его ограде также большая могила, в которой погребен старый мужчина. В этом могильнике, состоящем из шести курганов, было еще два кургана, значительно превышающих размеры обычных курганов подгорновского этапа. Судя по остаткам в могиле одного из них золотых украшений, эти курганы также принадлежат представителям племенной или родовой знати.

Курганы подгорновского этапа находятся в степи по всем долинам рек, в ложбинах, на увалах. Десятки, а может быть, и сотни тысяч курганов группируются, образуя то небольшие могильники, состоящие из одного-полутора десятков могил, то огромные могильные поля, насчитывающие более сотни курганов. Нередко рядом с могильником подгорновского этапа, а иногда и вплотную примыкая к нему, находится могильник следующего по времени, сарагашенского, этапа. Иногда курганы обоих этапов располагаются вперемежку, составляя как бы единый могильник.

Сарагашенский этап

Памятники сарагашенского этапа (IV-III века) менее многочисленны. Они также широко распространены, но могильники состоят обычно всего лишь из нескольких курганов, не более 20 в одной группе. Курганы значительно больше по размерам, каменные конструкции их монументальнее. Надмогильный холм всегда хорошо виден на поверхности земли. Высота его обычно около метра, часто бывает и больше. Каменная ограда площадью около 200-300 кв.м. обставлена десятью, реже восьмью высокими камнями. Кроме четырех камней по углам, поставлено (в первом случае) еще по два камня вдоль длинных сторон ограды и по одному - вдоль коротких, а во втором случае - по одному камню посередине всех четырех сторон.

В ограде находится одна, чаще две или три большие могилы, расположенные в ряд по линии с юго-востока на северо-запад. Квадратные могилы площадью от 10-15 до 50 кв.м. содержат внутри бревенчатый сруб с таким же потолком. Сверху над могилой воздвигалось сложное сооружение из земли и камня, точные размеры и форму которого установить не удается. В промежутке между этими могилами и стенами ограды помещалось обычно еще несколько небольших могил (до 10 в одной ограде), обычно детских. Большие могилы представляли собой погребальные склепы, родовые или фамильные, куда одного за другим в течение долгого времени хоронили многих умерших разного пола и возраста. В таких могилах иногда бывает погребено по 2-3 человека, но чаще по 10-20 человек, в одной могиле количество погребенных доходит до 100.

Более богаты инвентарем могилы, в которых погребено по 2-3 человека, 3 них содержится больше бронзовых изделий, часто встречаются и золотые украшения. В коллективных могилах находится большое количество различных предметов, но по отношению к числу погребенных их очень мало. Непропорционально мало глиняной посуды, костей животных, бронзовых орудий и украшений.

Значительно изменились состав и форма погребального инвентаря. Часто находятся сосуды в виде вазы или котла на коническом поддоне. Сосуды баночной формы, как правило, без орнамента, они отличаются от подобной посуды предыдущего этапа характерным прямым или косым срезом края венчика. Бронзовые ножи преимущественно с расширяющейся наверху рукоятью, имеющей вид высокого равнобедренного треугольника, опущенного вершиной вниз. Другими характерными формами изделий являются ножи с тонким острореберным кольцом, с ажурными рукоятями и с рукоятями, заканчивающимися широкой петлей. Шилья с двух- или трехъярусной головкой на тонкой шейке. Кинжалы отличаются наличием гард в виде своеобразных узких рельефных усиков. Чеканы обычно легкие, уменьшенных размеров и упрощенной формы, но часто с пяткой, превращенной в фигурку козла или пары козлов. Встречаются и массивные чеканы, но они всегда с граненым уплощенным стержнем, более легкого, чем на предыдущем этапе, строения и со стилизованной головкой птицы под стержнем. Очень характерны часто находимые в могилах сарагашенского этапа бляшки в виде фигуры скачущего оленя и небольшие бронзовые коромыслообразные предметы неизвестного назначения со звериными головками на концах.

Так характеризуются могилы основной массы населения. Наряду с ними известны и могилы представителей высшей племенной знати, значительно отличающиеся от описанных. С.В.Киселев в 1954-1956 годах раскопал самый большой курган минусинских степей, находившийся в урочище Салбык среди нескольких таких же больших курганов. Это огромный земляной холм высотой в 11 метров с циклопической каменной оградой двухметровой высоты, сложенной из массивных плит. Особенно крупные плиты весом по 30-40 тонн каждая, возвышавшиеся на 4-5 метров над поверхностью земли, поставлены по углам и через равные промежутки вдоль стен ограды. В центре ограды находится погребальная камера, срубленная из толстых бревен. Могила ограблена еще в древности, и о богатстве погребального инвентаря мы ничего не знаем, но несомненно, что эта могила, судя по монументальности сооружений, особо знатного лица, вождя племени или племенного союза.

Тесинский этап

Последний этап тагарской культуры, тесинский (II-I века), известен по двум видам памятников. Прежде всего по огромным курганам, которые, подобно салбыкским, обставлены большим числом высоких каменных плит, но в отличие от них всегда расположены в степи не группами, а поодиночке.

В курганах по одной могиле. Это обширные камеры площадью в 30-50 кв.м., построенные из бревен или горбылей, иногда в несколько рядов. Покрытие их, покоящееся на столбах, состоит из бревен и толстых слоев хвороста и бересты. Кости множества скелетов лежат на дне могилы сплошной массой, разобраться в которой трудно. В одной могиле было погребено более 100 чел., в другой удалось насчитать 109 черепов, в остальных число погребенных не определено. Это несомненно родовые склепы, которые по истечении какого-то срока были закрыты и затем преданы огню. Во всех могилах дерево и береста обуглились, частью сгорели. Сильно пострадали от огня и останки погребенных людей и вещей.

Другой вид памятников - это необычные для степей Енисея могильники, представляющие собой группы очень тесно расположенных могил (от 10 до 100 и более) на одном небольшом участке. Маленькие прямоугольные оградки длиной в 2-3, шириной в 1-2 метра из вертикально поставленных плит пристроены друг к другу или отстоят одна от другой всего лишь на полметра. В каждой ограде сооружено по одной могиле в виде каменного ящика. Кроме того, многие могилы, особенно детские, втиснуты в тесные промежутки между оградами, или в простенок между могилой и стеной ограды, или, наконец, ящики меньших размеров опущены в более крупные ящики. В могилах часто погребено не по одному человеку, а по два, по три и до семи в одном ящике. Положение костяков в могиле и их ориентировка сильно варьируют.

Наличие на тесинском этапе двух различных по погребальному обряду типов кладбищ-могильников и больших курганов не находит пока своего объяснения. Принадлежат ли они разным социальным слоям общества, разным племенным или другим этническим образованиям или каким-то иным социальным категориям, сейчас решить трудно. Несомненно лишь то, что они одновременны, так как погребальный инвентарь их одинаков.

В отличие от сарагашенского этапа теперь бронзовых орудий уже нет.

При погребенных находятся железные ножи, кинжалы, тесла и другие орудия. Железные изделия воспроизводят форму предшествовавших бронзовых. Ножи, как и бронзовые цельнометаллические (без деревянной рукояти), часто с кольцом на конце рукояти. Из железа изготовлялись пряжки, ложечковидные застежки, крюки для колчана и др.

Значительно отличается и глиняная посуда, хотя основная ее масса сохраняет прежнюю форму банки со слегка выпуклыми боками и плоским дном. Эти сосуды, как правило, не имеют орнамента. Много сосудов на коническом поддоне, имитирующих форму "скифского" бронзового котла. Они имеют часто, как у котла, ручки и шнуровой орнамент. Наконец, характерны маленькие сосудики разных форм, в том числе прямоугольные, кубические, в виде блюдца с перегородкой и др.

Новым в погребальном обряде явился обычай посмертной трепанации черепа. Видимо, часть погребенных была мумифицирована, в связи с чем и делалась трепанация (для удаления мозга из черепной коробки). Появился и обычай покрывать лицо умершего гипсовой маской. На некоторых масках сохранилась роспись их красками. В последующее время, в первые века нашей эры, этот обычай получил на Енисее широкое распространение.

Рассматривая памятники тагарской культуры, можно видеть удивительно тесную связь между формами могильных сооружений, погребальными обрядами и инвентарем в курганах всех ее четырех этапов. Они отражают процесс развития культуры одной и той же этнической группы на протяжении длинного ряда веков без резких изменений в хозяйственном, бытовом и социальном укладах населения, без внезапных внешних воздействий в виде переселения значительных групп населения или культурных заимствований, коренным образом изменяющих хозяйство или бытовой уклад. И вместе с тем за семь веков существования тагарской культуры в процессе постепенного ее развития произошли значительные изменения, главным образом во внешних формах бытового уклада.

Окруженные со всех сторон широкой полосой труднопроходимых горных хребтов или (с севера) беспредельной сибирской тайгой, древние племена енисейских степей находили все же пути к культурному общению с другими степными племенами и развивали свою культуру в сходных с ними формах. Так, например, оружие их, отличное по некоторым деталям от оружия других племен, в основном было сходно с оружием не только соседних племен Тувы и Алтая, но и далеких скифских и ананьинских племен Восточной Европы. Это в первую очередь кинжалы, стрелы и чеканы. Также сходны формы конской сбруи. Особенно ярко близость культуры енисейских племен к культуре других степных скотоводческих племен выразилась в их художественном творчестве, в так называемом "скифо-сибирском зверином стиле".

Военное дело

Основным оружием дальнего боя тагарских воинов были лук и стрелы. Наши знания об этом оружии, увы, основываются опять-таки на его изображениях, выбитых на скалах, и на редких бронзовых бляшках в виде "моделей" этого оружия. Ранний железный век отличался редким сходством основных типов вооружения на огромных территориях, входящих в круг "скифо-сибирских" культур. Среди оружия, изображенного на тагарских петроглифах, легко заметить знакомые нам небольшие луки скифского типа характерных, несколько асимметричных очертаний (в виде буквы "М").

Носили эти луки в горитах с характерным плоским, как будто обрезанным, дном. Такие гориты с луками отчетливо различимы на наскальных рисунках и на бронзовых подвесках.

Для ношения стрел использовались также цилиндрические колчаны, крепившиеся почти параллельно поясу посредством бронзовых крючков. Шили их из бересты и кожи, а стрелы помещали в них наконечниками вниз. Для самого лука выкраивался отдельный специальный чехол, в который он помещался со спущенной тетивой. Ее снимали, чтобы не держать постоянно напряженным лук, терявший в этом случае свою упругость. Такие чехлы-налучья использовались в дальних походах. Непосредственно перед сражением лук приводился в боевую готовность и вешался на плечо.

Стреляли тагарцы, натягивая тетиву "монгольским" способом, то есть накладывая ее на внутреннюю сторону согнутого большого пальца правой руки. Для этого на большой палец надевался специальный бронзовый наперсток. При выстреле тетива легко соскальзывала по его гладкой поверхности и не задевала кожу.

Наконечники стрел у воинов Минусинской котловины были бронзовые и костяные. Большинство из них принадлежит к тем же "общескифским" типам, какие можно встретить на стоянках всего кочевого мира.

К древкам стрел в месте присоединения наконечника тагарские мастера иногда приматывали шипы из колючек боярышника. Такая стрела намертво застревала в теле противника. Впрочем, несмотря на развитое бронзолитейное производство, металлических наконечников стрел на территории распространения тагарской культуры обнаружено сравнительно мало. Общее число всех найденных тагарских проникателей, сделанных из металла, меньше, чем в горитах 3-4 конных стрелков из Северного Причерноморья или Приуралья.

Гораздо больше в курганах встречено костяных наконечников стрел, часто являющихся простой имитацией бронзовых. Они имели небольшую втулку, куда и вклеивалось древко - ведь кость с древесиной соединяется крепче, чем металл.

Тагарские щиты известны лишь по древним изображениям. На наскальных рисунках они похожи на щиты причерноморских скифов, знакомые цивилизованному миру по предметам ювелирного гения греческих мастеров - например, по прекрасным изображениям на золотом сосуде из знаменитого кургана Куль-Оба (IV век до н. э.). Скорее всего и устройства щитов этих двух культур не слишком отличались одно от другого.

Щиты не были единственным средством защиты. Даже беглый анализ тагарского арсенала подсказывает, что у тагарцев были и панцирные доспехи. Однако, на сегодняшний день среди археологических находок нет даже намеков на них. Буквально - ни одной детали. Можно, конечно, допустить, что тагарское войско не знало и не использовало защитной одежды, хорошо известной в древнем мире, но слишком специализированным выглядит бронебойный набор оружия. Вероятно, доспехи делались из органических и потому не дошедших до нас материалов. Попробуем по-новому взглянуть на давно уже известные вещи.

Ударной силой тагарского войска могли быть отряды панцирных латников, способных выстоять под градом стрел и разгромить противника в ближнем бою. Скорее всего, они использовали сомкнутый строй, против которого атаки небольших отрядов легковооруженных кочевых всадников были малоэффективны. С появлением таких латников вырабатываются особые символы принадлежности к воинскому сословию. К ним относились бронзовые литые фигурки оленей, пекторали, коромыслообразные украшения поясов. Последние были далекими потомками массивных "рогатых" пряжек эпох поздней бронзы. Сохранившиеся наскальные рисунки позволяют предполагать, что существовала даже особая воинская прическа, представлявшая собой связанный на темени в пучок волосы. По мере развития тагарского общества профессиональных воинов становилось все больше. К IV-III векам до н.э., когда кочевые соседи уже постоянно тревожили жизнь тагарцев военными нападениями, воевало 90 процентов мужского населения.

Быт

Основой хозяйства тагарских племен, продолжавших традиции предшествовавшей карасукской культуры, было по-прежнему яйлажное скотоводство и мотыжное земледелие. Указанный выше обычай обязательной похоронной тризны, для которой резали одного или двух животных, мог практиковаться только в обществе, важнейшей основой которого было скотоводство. Обычай обрабатывать трупы умерших для длительного их хранения, возможно, появился вследствие яйлажной системы хозяйства. На сарагашенском этапе наблюдаются первые случаи этого явления, а на тесинском этапе систематически применяется своеобразный способ сохранения облика умершего. Череп его трепанируется, удаляются головной мозг и мягкие покровы лица, череп обмазывается глиной и поверх этого покрывается гипсовой маской, довольно реально передающей черты лица умершего. Так подготовленный труп мог сохраняться долгое время, до возвращения на зимние жилища, где устраивались кладбища.

Яйлажное скотоводство обычно сочетается и с земледелием, с возделыванием полей в районе зимних поселений. О значительной роли земледелия в тагарское время говорит большое количество бронзовых серпов, известных по случайным находкам. Весьма вероятно, что глиняная посуда, находимая в могилах пустой, наполнялась не только молочной, но и растительной пищей. Во всяком случае обряд погребения с обильной мясной и молочно-растительной пищей указывает на вполне развитое пастушеско-земледельческое хозяйство, обеспечивающее безбедное существование основных слоев общества.

Общественная организация

Памятники тагарской культуры свидетельствуют о родовой организации общества, о родовой его сплоченности. На могиле каждого сородича на банковском и подгорновском этапах воздвигалась каменная ограда, для сооружения которой доставлялись за несколько километров десятки массивных плит и четыре угловые плиты весом более тонны каждая. В устройстве таких могил принимал участие многолюдный коллектив. Родовые усыпальницы сарагашенского и тесинского этапов представляли собой еще более трудоемкие сооружения. Их возведение требовало сплоченного организованного труда многих десятков крепких мужских рук, четкой сработанности и слаженности коллектива. И эта сплоченность коллектива создавалась, конечно, не в процессе сооружения могил, а на повседневной хозяйственной практике - на работах, связанных с ведением скотоводческого и земледельческого хозяйства, с пастьбой скота, устройством оросительных систем. Сплоченность родового общества требовала четкой его организации и наличия руководителей разных рангов.

На протяжении всех четырех этапов тагарской культуры наблюдается удивительное однообразие погребений основной массы населения, выразившееся как бы в стандартности их обряда и погребального инвентаря. Но наряду с этим выделяются и более богатые могилы с более грандиозными сооружениями. Одни из них принадлежат, по-видимому, представителям родовой знати. В таких курганах подгорновского этапа, как Кара-Курган и Узун-оба № 1, с их монументальными надмогильными сооружениями погребены, вероятно, вожди племени. Также наблюдаются богатые курганы с индивидуальными захоронениями на сарагашенском этапе (они принадлежат родовой знати) и отмеченная выше группа огромных Салбыкских курганов, которые следует рассматривать как усыпальницы вождей особо крупного племени или союза племен.

Мы видим, что наличие представителей родовой и племенной власти зафиксировано серией курганов подгорновского и сарагашенского этапов. Можно предполагать, что на Енисее, как и на Алтае и в Скифии, уже с VII в. до н.э. установился военно-демократический строй родового общества и тагарские племена переживали его последнюю фазу.

Таким образом, во все периоды тагарской культуры для вождей возводили огромные курганы, которые сооружали вне родовых кладбищ. Сначала в них хоронили одного вождя или с женой, позже начали сооружать склепы для династии или семьи вождя. Помимо монументальности эти курганы отличаются двумя принципиальными моментами. Вождям клали те изделия (боевые, культовые, украшения), которые в дальнейшем получили распространение среди привилегированного сословия, и в погребальный ритуал захоронения вождей вносили те новые элементы, которые стали общепринятыми в последующие периоды. Среди остального тагарского населения отчетливо выделяются военачальники и воины разных рангов. Впервые ощущается имущественное неравенство среди рядового населения, но коллективность захоронений затрудняет выделение социальных категорий.

Звериный стиль

Тагарское искусство звериного стиля имело непосредственного предшественника - карасукское искусство XIII-IX веков до н.э., содержавшее изображения животных на некоторых категориях предметов. Навершия карасукских ножей и кинжалов украшены головами лося, быка, горного козла и горного барана. На подобных изделиях тагарской архаики скульптурные навершия представляют не только копытных животных, но и хищников, в большинстве случаев в виде целой фигуры, а мотив головы как самостоятельный изобразительный элемент представлен в основном птицей. Раннетагарский период унаследовал от карасукского искусства обычай в украшениях разделять рога и уши. Тагарское искусство отличают более реалистичная передача вида животного и более совершенная композиция. Раннетагарские художественные образы просты и монументальны, в развитом периоде они наделены динамизмом, экспрессией. Появляются художественные изделия, отливавшиеся полыми, более сложные по технике изготовления (возникновение техники литья пустотелых скульптур ошибочно приписывается рядом исследователей карасукским мастерам).

В группе раннетагарских художественных изделий VII-VI веков до н. э. имеются архаические образцы, найденные пока в единичных экземплярах. По-видимому, они были изготовлены по разовой, восковой, модели и представляют основные сюжеты изображений (кроме волка и головы грифона). Это горный козел, кабан, олень, лось, лошадь, кулан, голова копытного, хищник кошачий, птица. Все эти изображения индивидуальны. Как было отмечено выше, они украшают изделия местной формы и часто сочетают в одном представителе фауны признаки другого животного.

Одной из стилевых особенностей произведений местной архаики является подчеркнутая геометризация форм. На плоских изображениях изначально рога, уши, ноги передавались слитно; уши зачастую отсутствовали; но детализировались головы и туловища, исполнение отличается схематизмом и условностью. На более высоком уровне выполнены объемные монолитные и полые скульптуры. Имеется группа изображений копытных животных на навершиях ножей и кинжалов, выполненных в смешанной технике: голова и фигура - объемно; ноги, наложенные на обе плоскости рукояти - рельефны.

Таким образом, основные стилистические приемы раннетагарского искусства были связаны с одним или несколькими видами животных и не унифицировались для изображения всех зверей. Приемы обусловливались в известной мере техническими возможностями бронзолитейного производства на данном этапе.

В изображениях позднего времени появилась более утонченная стилизация, утрата образности, монументальных и реалистических черт, т. е. искусство позднего периода постепенно изменило свой характер. Развитие мотивов и стиля во времени приводит к упрощению изображений на изделиях, происходит отход от традиции делать рога, уши и ноги разделенными, уменьшается размер изделия и соответственно размер укра-шения, в которое привносятся элементы ажурности и декоративности.

На основании развитых принципов скифо-сибирского звериного стиля в V веке до н. э. в Хакасско-Минусинской котловине появляется новое направление в искусстве. Оно существует параллельно с собственно тагарским искусством V-III веков до н. э., продолжающим традиции раннетагарского времени. В искусстве этого направления имеются новые сюжеты и виды животных, не известные ранее в Хакасско-Минусинской котловине. Это бляхи с рельефной фигурой оленя, изображения головы волка на ножах и псалиях и его фигуры на перекрестьях кинжалов, изделия с изображением барана, сайгака, тигра и головы грифона. Многие из них выполнены в технике рельефа, объемные встречены реже. Подобные произведения были объединены Н.Л.Членовой в одну группу и названы ею "алтайский стиль" на основе того, что наиболее ярко это искусство представлено в многочисленных находках из курганов Горного Алтая. В этих произведениях выделение стилистических особенностей, как это можно было сделать на примерах художественных изделий раннего периода, затруднено из-за отсутствия четких геометрических конструктивных элементов. Изображения выполнены на более высоком профессиональном уровне. Они реалистичны, достоверно передают детали натуры: горбоносая морда у оленя и сайгака, узкая и удлиненная - у волка; обозначается скула, сглаживается и исчезает условная геометрическая передача плеча и бедра. Объемы тела животных пластичны и плавно переходят один в другой.

Композиционное построение, ритмический строй, декоративность изображений становятся совершеннее, более органична связь с украшаемым предметом. В искусстве этого периода можно выделить ряд стилистических приемов, как, например, голова птицы, представленная в виде S-овидного завитка, объединяющего клюв и глаз, или глаз и ухо у грифона; ухо тигра и грифона, показанные в виде спиралевидного завитка; глаза у копытных, изображенные в виде выпуклой точки, оконтуренной рельефным несомкнутым вали-ком; остроконечное удлиненное ухо с углублением внутри; рога оленей, составленные из комбинаций S-овидных фигур; замкнутая петля, образованная согнутой передней ногой у оленей. Имеет место применение завитков и противозавитков в растительных мотивах.

Изображения с отмеченными выше признаками можно отнести, в основном, к местному производству, что подтверждается серийностью ряда изделий. Среди них наиболее многочисленными были бляхи с фигурой оленя с подогнутыми ногами, в них наряду с минусинскими стилистическими чертами выделяются общескифские. Эти произведения представляют более высокий этап развития, в котором ярко выражены художественные принципы звериного стиля классической поры, общие для большинства регионов. Этот этап назван "пазырыкская фаза".

Общие черты искусства скифо-сибирского звериного стиля характерны для обширной территории его распространения от Монголии до Венгрии. Но на ней выделяется много локальных областей, в том числе и в Хакасско-Минусинской котловине, где на протяжении ряда веков обитали тагарские племена. Природная изолированность этой территории, окруженной с трех сторон горами, а с севера поясом лесов, препятствовала массовому проникновению сюда других племен. Это обстоятельство способствовало созданию компактного очага культуры с изобразительным искусством, основанным главным образом на местных традициях и представлениях.

Наличие мощной рудной базы предопределило расцвет бронзолитейного производства, изготовление и употребление основных изделий из бронзы вплоть до конца тагарской эпохи. Тагарские мастера украшали свои изделия изображениями тех животных, чье обитание на этой территории было постоянным. Мастера редко использовали образы случайных, не местных представителей фауны. Материалы коллекции позволяют предполагать закономерность выбора того или иного образа в тагарском искусстве звериного стиля не только идеологической потребностью, но и фактором географической среды.

В искусстве тагарских племен представлены в основном одиночные изображения фигур животных. Для него не характерны сцены борьбы зверей, занимавшие большое место в ряде других областей скифского мира (единственный сюжет - фигура тигра с головой горного барана в пасти, - распространенный на Алтае, в Туве и Ордосе, вероятно, был не местного происхождения). Нет фантастических существ (за исключением головы грифона), количество заимствованных образов ограничено, их изображения представлены малым числом экземпляров.

Главное достоинство тагарских художественных образов - монументальность и простота, позже усложненная и обогащенная рядом декоративных элементов. В тагарском искусстве нет присущей ордосским художественным бронзам вычурности, ему не свойственна манера заполнения новерхности изделия фигурами и головами различных животных, а также взаимовписывание фигур, что встречается в искусстве соседней Тувы. Поверхность большинства тагарских изображений гладкая. Отсутствует стилистический прием передачи мускулатуры кружками, "запятыми", "полуподковками", воспринятый из искусства ахеменидского Ирана и распространенный в пазырыкском искусстве и на изделиях Сибирской коллекции Петра I. Среди очагов искусства звериного стиля тагарский менее других испытал влияние древних цивилизаций Переднего Востока, но, несомненно, имели место контакты тагарских племен с синхронными культурами соседних кочевнических областей.

Тагарская культура оставила после себя значительное художественное наследие - созданы серии предметов материальной культуры с изобразительными сюжетами. Примечательно наличие подобных изделий в рядовых погребениях тагарцев. Это позволяет предположить, что искусство обслуживало все слои тагарского общества, было общедоступным, создавалось на основе народных традиций широким кругом мастеров.


Оглавление:

Связанные статьи:


Поделиться ссылкой:


Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 3100