Опубликовано (обновлено) в каталоге: 06.11.2014

Фотоотчет: Горный Алтай - 2014

В этом году погода чуть не перепутала все планы. Ранняя весна и небывало теплый апрель подавали, казалось, такие надежды... Но холодный промозглый май и отгремевшее финальным аккордом наводнение на Алтае ставили саму возможности поехать туда под большой вопрос.

Но с первыми теплыми по-настоящему летними днями пришел и отпуск. Решили поехать в Чемал. С одной стороны, и природу посмотреть, с другой – если уж туда не проехать, то больше и блукаться никуда не стоит.

День первый

Дорога

Отработав последний день, как водится, в последний момент наспех собрали сумку и в ночь на 17 июня выехали навстречу отдыху.

Ночная дорога не принесла никаких новых ощущений. Все те же слепящие глаза встречные, все те же фуры, которые проще перепрыгнуть, чем обогнать... Стоит отметить, что машин было на порядок меньше, чем обычно. Это и не удивительно, учитывая вышеизложенное.

Порадовала новая объездная дорога восточнее Бийска: не надо ехать через самый центр города. Справедливости ради, отмечу, что качество дорожного покрытия новой дороги, открытой меньше года назад, могло бы быть и получше.

На подъезде к Горному Алтаю вспомнилась легенда про гору Бабырган. А дело было так. Когда Катунь сбежала с Бием, старик Хан-Алтай отправил за беглецами своих воинов-богатырей. Многие отстали по пути. Но Бабырган был самым сильным и выносливым. Везде, где он ступал на землю, следуя по стопам беглянки, на ее течении образовывались пороги. И вот, почти догнав беглецов, Бабырган выбежал из горной местности на равнину и замер от неожиданности. Тут взошло солнце, и богатырь с первыми его лучами окаменел. Так и стоит он до сих пор на границе гор и степей, первым встречая гостей Горного Алтая, следующих по Чуйскому тракту.

Путем недолгих рассуждений, пришли к выводу, что богатырь Бабырган был горным троллем, раз на него так подействовали солнечные лучи. В принципе, и не удивительно, что Катунь сбежала от такого общества.

А вот и она - красавица Катунь! Величественно катит свои мутные от гнева-наводнения (обычно прозрачно-бирюзовые) воды, сверкая "барашками" волн в первых лучах восходящего солнца!

Турбаза

Мы прекрасно отдавали себе отчет, что едем в Чемал с его многочисленными и обычно многолюдными турбазами, шумной ярмаркой и аттракционами на Чемальской ГЭС. Но хотелось все же какого-то уединения. И мы его нашли!

Турбаза "У Михалыча" расположена на южной окраине Чемала всего минутах в десяти неспешным шагом от ГЭС. Турбаза находится на большой территории в окружении соснового леса на самом берегу Катуни.

При "шаговой" доступности всей инфраструктуры Чемала, сюда не до летает шум Чемальского туристического человейника. Здесь царит тишина, лишь трели птиц прерывают монотонный убаюкивающий шум Катуни.

Здесь не нужно делить столик с соседями, ожидая, пока он освободится. Здесь, на площади в несколько гектаров, каждый может найти уединенное место, чтобы в тишине насладиться красотой природы.

А можно и никуда не ходить. С веранды домика, буквально нависающей над крутым берегом, открывается зачаровывающий вид на быстрое течение Катуни, а на противоположном берегу возвышаются 150-метровые горы, отвесно обрывающиеся к воде. Разве может это сравниться с видом заборов, окружающих турбазы и усадьбы в том же Чемале!?

Оказавшись на базе, я вдруг понял, что не хочу больше никуда ехать, я хочу сесть на берегу Катуни, и чтобы весь мир подождал, пока мне не надоест смотреть, как она с неописуемой мощью, в то же время с какой-то кажущейся неспешностью катит свои воды...

Опять же справедливости ради, замечу, что это место не для тех, кто не мыслит себе ни дня без горячего душа, а в русской баньке не видит ему замены.

День второй

Начало дня прошло в обозрении последствий наводнения в Чемале и составлении планов на будущее.

Где-то в низинах, как в окрестностях Чемальской ГЭС, вода еще стоит. В остальном ситуация совершенно нормальная. Смыло мост через реку Чемал. Военные соорудили понтонный мост, возле которого постоянно дежурит патруль ГИБДД, заставляя пассажиров высаживаться перед проездом моста. На строительстве нового моста работает техника. По большому счету, может, оно и к лучшему, хоть мост нормальный мост построят, а то все, то сгниет, то еще и провалится.

Сплав

Неожиданно предложили сплавиться по Катуни. Решение было не простым, а очень простым – идем!

Прошли, начиная с Тельдекпень-2, три порога: Бийка и Еландинский. Первый Тельдекпень по высокой воде, по мнению инструктора, был очень опасным, обошли его стороной.

Ощущения от сплава, конечно отличаются от сплава 2011 года: высокая вода в сочетанием с комментариями инструктора создавали непроходящее ощущение опасности. Надо сказать, сплав дался намного труднее: устали, как собаки, но чувство, что мы сделали это, с лихвой компенсировало усталость. При этом некоторый бочки и шиверы на пути мы просто обходили стороной, приняв душ из брызг. Затем останавливались и, глядя на них снизу по течению, единодушно соглашались, что это было лучшим решением, чем перевернуться.

Третий день

Чтобы не ехать просто так, была придумана "легенда" об осмотре памятников древности.

До Семинского перевала и далее до Чике-Тамана не увидели ничего интересного. Огорчило, что единственная хорошая заправка в этих краях ("Роснефть" в Шебалино) закрыта и уже даже частично разобрана.

Единственные крупные курганы в районе Туекты не произвели впечатления. Задернованные холмы или заросшие травой вскрытые ямы представляют интерес для профессиональных археологов, а не туристов. Где-то здесь есть балбалы до метра высотой, но, чтобы их найти, нужно обойти огромное поле на склоне, где встречаются и современные "обманки" в виде бетонных опор отсутствующих столбов ЛЭП.

Проезжаем современное кладбище. И возникаем мысль. А что о нас напишут наши потомки две тысячи лет спустя? "Практиковалась культура единичных захоронений в деревянных ящиках. Захоронения ориентированы преимущественно головой на запад. Тела расположены на спине. Сопутствующий инвентарь в могилах отсутствует. На поверхности захоронений обнаружены многочисленные осколки посуды из расплавленного кремния (стекла) и граненных кубков из того же материала, свидетельствующие о традиции поминания"... Грустно...

Традиционно останавливаемся в урочище Кур-Кечу. Многочисленные, кажется, пересекающиеся цепочки задернованных курганных оградок, создают ощущение древнего кладбища, а не святилища. Полуистлевший скелет лошади около изваяния в центре комплекса создает впечатление замкнутости временной цепочки: так приносили жертвоприношения пазырыкцы две с половиной тысячи лет назад, так их приносили древние тюрки тысячу-полторы лет назад, такой же скелет, кости которого растащены на десяток метров, лежал здесь 2 года назад, и вот снова очередной скелет, и не где-то, а у именно подножия стелы - создает впечатление, что духи и поныне совершают свои обряды, принося дары свои богам...

На южной окраине села Иня справа от дороги стоят три стелы. Найдены они не так давно, в 1980-х годах, и установлены "на месте, где они стояли раньше", то есть, там, где были найдены. От шаловливых рук проезжающих стелы огорожены заборчиком. Невольно вспомнился менгир в Хакасии, на котором установлена памятная доска: "Поклонившись камню, ты поклонишься доброй традиции древних. Ты поклонишься окружающему миру, природе, горным духам. Ибо этот камень, как и ты, есть часть природы. Попроси у нее здоровья, благополучия и доброго пути". Аналогичный камень, привезенный с плато Укок, установлен на въезде в Горный Алтай лишь недавно.

Недалеко от стел находится вскрытый курган метров 15-20 в диаметре. Все же наши предки не ленились чтить своих умерших: такое количество сглаженных водой камней принести с берега Катуни, не меньше, чем за километр, дорогого стоит.


За поворотом дороги расположены многочисленные писаницы Калбак-Таш. Первое, что бросается в глаза – это изображения "космических кораблей", по правде, шаманов в одеждах с бесчисленными веревочками на одежде. Центральное место занимает алтарь-жертвенник с обожженными камнями на стене, которые до сих пор сохраняют "загар" от многочисленных, приносимых здесь жертвоприношений всесожжения. Вокруг на камнях хорошо видны выбитые изображения сцен охоты, быков, которых здесь приносили в жертву.

Программа выполнена. Возвращаемся на базу.

По пути останавливаемся в Чуй-оозы – месте слияния рек Чуи и Катуни. После наводнения место слияния великих рек Алтая не производит такого впечатления, как раньше. Обе реки одинаково грязно-мутные. Не видно границы вод мутновато-белесой Чуи и нежно-бирюзовой Катуни. Сакральность места после посещения древних захоронений и святилищ чувствуется "не вооруженным взглядом". Поэтому было очень неприятно увидеть пакеты с мусором под кустом с повязанными на нем ритуальными лентами.

Четвертый день

Этот день снова решили посвятить осмотру древностей. Вариантов было два: либо Бичикту-Кая и курганы в долине реки Каракол, на которые не хватило времени вчера, либо грот Куюс. Выбрали второй вариант, так как снова ехать по Чуйскому тракту за Семинский перевал уже не хотелось.

Дорога до Еланды асфальтированная, далее щебенка. Благодаря наводнению, дорогу прошли грейдером, поэтому ее состояние очень даже приличное. Местами, конечно, встречаются и кочки, и ямы, кое-где ручьи уже успели пробить себе довольно глубокое русло. На берегах видны следы недавнего наводнения, местами они просто завалены "топляком".

Чем дальше на юг, тем места становятся все более и более красивыми. Некоторые долины, с одной стороны зажатые горами, с другой – Катунью, буквально усыпаны огромными валунами. Как такие огромные камни вдруг оказались в долине в километре от ближайших гор? Может, это следы древнего землетрясения, когда некоторые горы буквально взлетели в воздух, рассыпавшись на тысячу кусков? Или это работа ледников, которые образовали эти насыпи? В свете уже упомянутой легенде о Бабыргане, которую вспомнили в первый день по дороге на Алтай, мы нашли иное объяснение. Это древние великаны, сражаясь друг с другом, отламывали от гор огромные камни и кидали их друг в друга. Либо они, сражаясь, вырывали друг у друга куски "мяса", которые, падая на землю, превращались в камни...

Наслаждаясь природой доехали до села Куюс. Были, честно говоря, удивлены, узнав, что селу недавно исполнилось 400 лет: оно было основано, как написано на щите на въезде в село, в 1612 году. Об этом же гласит и огромная надпись на склоне ближайшей горы, выложенная белым камнем.

За селом вброд проезжаем ручей, которые местные жители громко называют рекой, хотя не удосужились даже соорудить хотя бы подобие мостика. Дальнейшая дорога до последнего бома, отделяющего нас от грота Куюс, известного своими петроглифами, проходит по полю, буквально усыпанному упомянутыми валунами. Пришлось буквально со скоростью черепахи переваливаться через довольно крупные камни, лежащие на дороге. Здесь, хоть CR-V вовсе далеко не низкая машина, хоть нигде и не зацепил дном, но все же захотелось машину повыше. Кому-то повезло меньше: среди камней нашли оторванный искореженный бампер.

До петроглифов доехать не получилось. Узкая одноколейная дорога у подножия бома оказалась полностью заваленной камнями. Завал разбирали вручную несколько человек. Пришлось, оставив машину, пройти последние метров 300 пешком.

Две группы петроглифов расположены прямо за бомом и ограждены забором из рабицы. Ближайший забор окружает святилище, стены которого, как и на Калбак-Таше, сохраняют "загар" от многочисленных, приносимых здесь жертвоприношений. Сами рисунки, изображающие животных, сцены охоты, кажутся более древними по сравнению с виденными ранее. Прямо у святилища находится небольшой вскрытый курган. Цепочки многочисленных холмиков-курганов тянутся, кажется, по всему полю.

Вторая огороженная группа петроглифов не такая многочисленная. Сюжеты все те же – сцены охоты, животные...

Отдельные рисунки встречаются и на близлежащих камнях и тянутся от первого святилища на сотни метров.

Неспеша, наслаждаясь природой, возвращаемся в Чемал.

Пятый день

Утром побродили по базе "У Михалыча". Природа и эта ни с чем не сравнимая тишина не отпускали. Возникали мысли остаться еще на день.

Так или иначе, в обед поехали домой.

Напоследок

Не стоит верить всему, что говорят по телевизору. Ничего страшного на Алтае после наводнения нет. Все дороги вполне проезжаемы, по пояс в воде никуда пробираться не надо, на лодках никто по улицам не плавает. То есть, жизнь вполне "мирная" и течет своим чередом. Турбазы уже готовы к приему гостей и ждут их.

Традиционный итог: проехали по одометру 1800 километров, истратив (по чекам) 155 литров бензина.


Поделиться ссылкой:


Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 2802