Опубликовано (обновлено) в каталоге: 13.02.2014

Пазырыкцы: Облик пазырыкцев

Изучение пазырыкского костюма обычно было связано с публикациями материала конкретных курганных могильников. В некоторых монографиях, где описаны отдельные некрополи, найденной одежде посвящены специальные небольшие главы. Комплексы из "замерзших" курганов Горного Алтая стали одним из крупных открытий мировой археологии. Здесь найдена единственная для античного времени серия хорошо сохранившихся предметов костюма предполагаемых ираноязычных народов. Костюм и его аксессуары являются наряду с конским убором наиболее ярким элементом культуры. В ряде случаев именно ограбление кургана и следующее за этим образование в могильной яме из затекшей в нее воды линзы вечной мерзлоты способствовало дальнейшей сохранности органических материалов.

Представление о костюме знатных пазырыкцев неполно не только из-за ограбления всех богатых могил, но и потому, что пока наиболее хорошо известен комплект теплого сезона. Захоронения в курганах аристократии Алтая и соседней Тувы, видимо, чаще производились на рубеже лета и осени или весной-летом. При этом в кургане 1 Ак-Алахи 3, по мнению исследователей, между смертью и захоронением прошло до полугода.

Основным материалом, как и у других кочевников, была шерсть: ткани из нее сшивалась нитями из сухожилий, конского волоса, изредка - конопли. Для верхней одежды использовались местные меха (соболь, белка, горностай, выдра), замша, кожа, войлок. Для нижней одежды (рубахи) использовалась преимущественно шерсть, а также хлопок, овечий пух и верблюжий волос.

Спецификой пазырыкского текстиля было широкое применение репсового плетения в сочетании с уточным эффектом (дающего большую плотность и носкость) и обязательное окрашивание (в том числе, китайских тканей) в красный (краплак, кармин, кермес, пурпур) или синий (индиго) цвета. При этом богато орнаментированные персидские ткани на одежду не шли, чего нельзя сказать о шелке.

Ткани и войлок одежд часто засалены, что объясняется не небрежным отношением хозяев к ним, а, видимо, распространенным не только в древности обычаем пропитки облачений для водонепроницаемости жиром или молоком, а также тем, что верхняя одежда часто использовалась кочевниками как тарелка и полотенце на пиру. Одежду кочевников еще недавно было принято для получения лоснящейся или блестящей поверхности пропитывать толченой костью или известкой.

Очень характерно широкое применение предметов, простеганных сухожильными нитями. Простегивались даже ременные пояса, подошвы обуви и меховые подкладки плечевой одежды, причем плотность стежков достигала подчас 20 на 1 см (!). Такой прием отчасти считается магическим действием, но, думается, функции такого простегивания были иными - увеличение носкости и эстетические достоинства.

Крой пазырыкской одежды в целом трудно назвать экономным - шубы, рубахи и иногда штаны были очень широкими. Последнее могло быть и престижным фактором или иметь какое-то мистическое значение. Вместе с тем войлок использовался даже в маленьких обрезках, и знатные лица носили одежду, сшитую в виде мозаики подчас из сотен кусочков, оформленную, впрочем, весьма изящно. Вероятно, это не результат жадности или бедности, а проявление их своеобразных эстетических вкусов и средство дополнительной магической защиты.

Плечевая одежда кроилась очень широкой, иногда неоправданно широкими были и штаны, однако они заправлялись в обувь. Высокая обувь, напротив, обычно шилась узкой. Сложные скульптурные украшения головного убора, причудливые парики, длинные свисающие фигурные концы пояса и выступы подола в виде "бобрового хвоста" в сочетании с весьма свободной, несмотря на опоясывание и узкие рукава, и подчас носимой внакидку плечевой одеждой делали пазырыкский костюм достаточно далеким от контуров человеческого тела.

Благодаря хорошей сохранности органических материалов в вечной мерзлоте предметы костюма из курганов Пазырыка производят сильное впечатление трудоемкостью изготовления, богатством орнамента и яркостью цветовой гаммы. Видимо, на украшение одежды и других изделий была направлена значительная часть творческой энергии этого воинственного народа.

Обкладка различных вещей золотой фольгой (изредка серебряной, медной или оловянной) распространена и в могилах рядовых лиц, что весьма необычно для народов древности. Последнее могло объясняться обилием золотых приисков у соседей воинственных пазырыкцев, а в отдельные периоды также наличием конфликтов на путях торговли золотом, когда оно оставалось на Алтае. При изготовлении парадной одежды знати часто стремились создать иллюзию сплошного золотого покрытия путем наклеивания сравнительно большими площадями на кожаную основу фигурных листочков золотой фольги, зубчатых полосок с золотой фольгой, обшивкой бусами из пирита. Еще более было распространено сплошное покрытие отдельных предметов очень сложным ажурным орнаментом, образованным накладными полосками с фигурными прорезями, надрезами и крашеными сухожильными нитями, без дальнейшего накладывания по их контуру золотой фольги. Некоторые предметы поясной одежды и обуви изготовлялись в стиле меховой мозаики из сотен разноцветных прямоугольных кусочков. Неоднократно встречено оформление краев одежды и швов красной тесьмой или тканой полоской. Плечевая одежда иногда расшивалась сплошными длинными нитками бирюзового бисера. Подобное стремление к внешнему богатству, но на уровне бутафории, говорит все же о достаточной бедности пазырыкцев.

Цветовая гамма пазырыкского аристократического костюма была весьма разнообразной и яркой. Преобладали три цвета: красный, белый и синий, часто в сочетании основных белого и красного, реже использовались черный и зеленый цвета. Подчас на одном изделии небольшого размера сочетаются четыре-пять указанных цветов, как правило, в контрастных сочетаниях (красный-синий-желтый). Особенно любим был красный, составляющий в разных комплексах 50-70%. Многие предметы костюма были только красного цвета, пазыркцы старались окрасить в него даже импортные ткани. Природный цвет дорогих мехов также часто меняли, окрашивая его в синий, красный или зеленый, иногда мех покрывали шелком.

У обоих полов полный перечень предметов одежды был отчасти сходен и включал рубаху, короткую куртку и парадную шубу "кандис" (kandys), которая шилась из меха соболя, горностая и белки, часто декорировалась полосками ажурных аппликаций из меха жеребенка и крепилась лишь поясом. Это было богато декорированное, очень длинное, обычно носившееся внакидку одеяние с длинными узкими рукавами. Рукава пазырыкского кандиса имели обшлаг из шкуры жеребенка и декорировались двумя прямоугольными кожаными пластинами, покрытыми золотом. Это были самые роскошные одеяния. Однако даже у знати плечевая одежда часто представлена всего одним предметом (куртка или шуба), ношение нательной рубахи отнюдь не было обязательным, что обычно для кочевых народов в целом. Часто использовались наплечные украшения. У лиц обоих полов известен такой элемент декора наплечной одежды, как серии подвесок-"балабошек", нанизанных на шнурки, они, вероятно, вшивались в шов верхней одежды.

Чисто женским атрибутом было нераспашное длинное платье и юбка. Платье изготавливалось, как правило, из шерсти и расшивалось бронзовыми бляшками. Оно едва достигало середины голеней, имело длинные и очень узкие рукава с узкими же обшлагами, а также стоячий ворот. Юбки были ярусными, то есть последовательно сшивались из нескольких тканых или плетеных горизонтальных полотнищ. В них иногда использовались текстильные полосы с саржевым переплетением красного или зеленого цветов, пестрая гобеленовая. Подобная юбка из Ак-Алахи 3 из плотной шерсти длиной до пят и шириной 110 см носилась молодой женщиной и вверху имела напуск для регулирования длины, так как последняя была больше, чем требовалось из-за заданной станком ширины тканых полос. Эта узкая юбка из трех полос была белой в центре и красной по краям и подпоясывалась тонким, сплетенным из ниток красным пояском с шестью кистями на каждом конце, повязанным простым узлом.

Рубахи известны чаще у женщин. Они шились из овечьего пуха, шерсти, хлопка или шелка белого или красного цвета, реже имели природный цвет. Рубахи имели большую ширину, глухой ворот, конструктивные швы подчеркивались красным ремешком или красной тесьмой. В целом же декор рубах был весьма скромен.

Нагрудники имеют специфическую для пазырыкцев удлиненную конфигурацию. Декор их включает вертикальную орнаментальную полосу в центре, пояски растительного орнамента и головки копытных. Наиболее близкие пазырыкским женские нагрудники известны у сарматов. Они предназначались для того, чтобы при кормлении грудью не расстегивать часто вырез ворота платья, его просто прикрывали нагрудником, декор которого был дополнительным магическим оберегом молодой матери.

Короткие шубы (полушубки) и кафтаны обычно имеют длину до низа таза. Особое место среди них занимают образцы со свисающим сзади выступом-фалдой в виде хвоста. Такой выступ необычайно эффектно смотрелся на всаднике, кроме того, подобный выступ-хвост был удобен при подвижном быте пазырыкцев (на него можно было садиться). Слегка приталенный овчинный полушубок имел глубокий запáх налево. Длинные (длиннее рук) рукава у запястья стягивались продетым ремешком или зашивались, они имели высокие обшлага, скошенные внутрь, весь стан мелко простеган. Этот тип одежды бытовал у шаманов Алтая до начала XX века, а летняя одежда с подобной фалдой (чегедек) еще недавно носилась замужними алтайками.

Мужской белый войлочный кафтан-дождевик длиной до колен имел войлочную же подкладку, два неглубоких разреза сзади на подоле и завязывался на груди тремя парами шерстяных шнуров. Не исключено, что он пропитывался жиром от дождя. Нередки были и аналогичные кожаные кафтаны. Кафтан расшивался орнаментом из сухожильных ниток, борта были мелко простеганы и украшены ажурными кожаными полосами аппликаций.

Плечевая распашная одежда пазырыкцев чаще всего носилась в рукава и запахивалась налево. Редко встречаются кандисы, где узкие длинные рукава были зашиты и одежда явно носилась внакидку. Пазырыкцы носили запахнутым даже кандис в отличие от остальных иранских народов, которые крепили его завязками на груди. Длинные зауженные рукава подчас стягивали у края ремешком, вероятно, это делалось в холодный сезон.

Штаны имели разную длину до щиколоток или чуть выше колен и заправлялись в обувь. Книзу штанины заужены. Штаны носились мужчинами и девами-воительницами. Штаны зауживались внизу, а вверху завязывались шнурком. Мужские широкие штаны обычно более короткие, чем женские (чуть ниже колен), что объяснялось ношением в комплекте с ними высоких шерстяных чулок. Следует также заметить, что в известных случаях под штанами у погребенных не надета набедренная повязка. В качестве условной набедренной повязки (точнее, короткого передника) для пожилого аристократа из кургана 5 в Пазырыке использовался небольшой коврик, изготовленный в петлевидной технике. Однако он не предназначался для прижизненной носки. Интересно, что штаны в могилах пазырыкцев встречаются довольно редко. Видимо, что в восточной части Горного Алтая (Пазырык, Уландрык, Юстыд) местные племена, порой, специально не помещали штаны в могилы, чтобы не допустить "бегства" покойника из могилы.

Пояса пазырыкцев часто делались из простеганного кожаного ремня либо плелись из нескольких тонких кожаных полосок или из шерстяной ткани. Пояса были длинными, так что концы их низко свисали, смена длины ремня производилась с помощью ремешков-завязок на концах ремня. Воины использовали два пояса. При ношении сравнительно легкой одежды теплого сезона это были портупейный (для колчана, кинжала, ножа, сумочки и оселка) и другой, более парадный, который часто сплетался из шерстяных нитей. При использовании меховой одежды кинжал носился на внутреннем поясе, а колчан и чекан-пробойник - на наружном. На поясах имелись две крупные концевые пластинчатые бляхи-пряжки из бронзы, рога или железа, в отверстия которых вставлялись скрепляющие пояса ремешки-завязки. Вместо концевых блях в предшествовавшее, раннескифское время использовались наконечники в формы головы грифона. Пояса с крупными пластинами появились с самого начала пазырыкской культуры, а потому приписывать их возвысившимся много позже хунну нет оснований.

Пояса с металлической фурнитурой по каким-то причинам в поздний период в могилу уже не помещали. Возможно, они наследовались, что часто упоминается в степном эпосе, а их металлические детали заменяли деревянными, покрытыми золотой фольгой копиями, часто явно нефункциональными. В рядовых могилах встречены деревянные имитации пластин, покрытые геометрическим орнаментом. Иногда этот орнамент повторяется в поясных наборах родственников из двух-трех разных курганов одного или соседних могильников. Малые бляшки иногда под влиянием соседей заменяли на набор из 7 полусферических с петелькой внутри. Орнаментированные пластины для дополнительных свисающих ремней были обычно привилегией мужчин.

В ряде случаев пояса мальчиков и девушек украшались раковинами каури и крепились двумя деревянными пуговками. Декор из каури в 1-2 ряда известен и в соседних Туве и на Верхней Оби. Он до недавнего времени сохранялся на поясах шаманов Саяно-Алтая. Характерно, что наборные пояса предшествующего раннескифского времени на территории Саяно-Алтая отличаются как более частым размещением нанизанных на ремень пластинок, так и отчасти иными орнаментальными мотивами.

Господствующим цветом пазарыкской одежды был, как уже отмечалось, красный. Плечевая одежда при этом обычно была в основном двух-трехцветной. Преобладали яркие цветовые контрасты: красный-зеленый, красный-синий, желтый- синий, белый-красный. Рубахи нередко имели красную кайму на белом фоне. Последняя в целом чаще бывала красной или синей.

Головные уборы у мужчин и женщин, видимо, существенно различались. Пазырыкцы изготовляли их из шерстяных тканей, тонкого войлока, кожи и замши.

Наибольший интерес, несомненно, представляют носившиеся взрослыми обоих полов и детьми островерхие уборы из войлока, сложный декор которых включал золоченые деревянные скульптурки животных двух-четырех видов. Эти уборы часто имели деревянный гребень, крепившийся на макушке особым шипом, а по нижнему краю они украшались иногда деревянной же золоченой или раскрашенной "диадемой"-метопидой. Войлочная основа таких уборов окрашивалась в красный или коричневый (изначально красный?) цвет. Они имели широкий назатыльник и длинные, узкие наушники. Они крепились под подбородком костяной палочкой-застежкой длиной около 8 см. В комплекте с таким головным убором, видимо, мог носиться и "подшлемник" из тонкого войлока, который был и самостоятельным убором. Деревянные гребни на таких уборах характерны для разных групп пазырыкского общества. Практически все обнаруженные такие уборы покрыты резьбой с изображением животных, гребень украшен наверху фигуркой коня или грифина. В серии погребений взрослых (как мужчин, так и женщин) с такими уборами найдены одна или две тоненькие палочки-прутика и, часто перья или полоски бересты. У пазырыкских женщин эти перья с прутиками обычно встречались в сочетании с прической с тремя накосниками. Мужские уборы с перьями известны на петроглифах северных соседей пазырыкцев. Нижнюю часть головных уборов у взрослых иногда охватывали деревянные обручи. Они нередко окрашивались в красный цвет. Эти обручи, однако, никогда не сочетаются с перьями на прутиках.

Уборы в юго-восточных могильниках, как и у детей, так и у взрослых, имеют внизу крупную плоскую фигурку оленя с подвесками и навершие в виде скульптурки коня. Но у детей в декор головных уборов никогда не включались обычные для взрослых обручи, птичьи перья на прутиках и золотые зубчатые полоски. Изредка к названным фигуркам добавляли еще одну-две или нашивные зооморфные бляшки. Наряду с этими пластинками нашивались на головной убор бляшки из золотой фольги в виде птиц, головы сайги, реже быка. Зооморфные украшения обычно представляли собой деревянные, покрытые золотом скульптурки, которые крепились на основании клеем и держались вертикально, а также приклеивающиеся плоские фигурки из фольги. Анализ деталей зооморфных образов показывает, что изображались, прежде всего, не реальные животные, а мифологические персонажи. К наиболее распространенным относятся образы оленя и коня с фантастическими дополнениями. Обычно одна фигурка оленя, всегда имеющего рога горного козла, крепится ниже одной-двух фигурок коня. В целом макушку таких островерхих уборов могли венчать три различных животных. Чаще всего это покрытые золотом скульптурки коня (с рогами горного козла), иногда быка или орла.

В южных районах женский головной убор накрывался подчас сверху особым чехлом войлока, который имел форму удлиненного прямоугольника со слегка закругленными углами. При погребении он снимался с головы и клался отдельно, вне гроба.

Интересно, что у шаманов Саяно-Алтая еще в XX веке сохранялась схема размещения образов ритуального головного убора, сходная с пазырыкскими. Внизу рога оленя и связанную с ними человеческую личину, выше перья орла. Некоторые уборы символизировали птицу и украшались цельной птичьей шкуркой или перьями.

Мужские уборы, кроме описанных, были сшиты из кусков войлока и покрыты кожей. Основная часть поверхности покрыта сплошным узором из чешуек, сделанных на кожаной поверхности из темно-красного лака, причем у висков находился рисунок некоего монстра со змеевидным изогнутым туловищем. Возможно, покрытие убора имитирует декор чжоуских боевых кожаных шлемов.

Наиболее разнообразны женские головные уборы. Некоторые женские головные уборовы являются как бы завершением тесно сплетенного с ним сложного парика. Такой убор хорошо сохранился у женщины в кургане 1 Ак-Алахи 3. Верхняя коса парика была продета в войлочный красный конусовидный чехольчик, в который была воткнута булавка с навершием в виде стоящего оленя. К последнему крепилось навершие в виде большого овального лепестка высотой 61 см с деревянной основой, покрытого черной тканью. Навершие крепилось на деревянной подставке в виде усеченного конуса, украшенного золоченой фигуркой оленекозла с раздвоенным туловищем. По краю навершия находились 15 золоченых деревянных фигурок лебедей (?) с кожаными конечностями. Войлок навершия был покрыт кожей, по внешнему краю размещены 10 вырезанных из кожи скульптурок петушков. Нередки женские высокие островерхие уборы с малым диаметром основания, которые не могли держаться самостоятельно, а дополняли прическу и крепились на ней. Высота такого убора достигала 85 см.

Одной из характерных черт обуви у пазырыкцев были довольно высокие голенища. Высокие кожаные или меховые сапоги встречены только у мужчин. Даже у знати они шились экономно, голенища скроены из множества разнотипных кожаных квадратиков. Сапоги имели по верхнему краю ремешок, стягивающий голенища, у края которых под коленом имеется треугольный выступ. Эти особенности до сих пор характерны для обуви населения Саяно-Алтая. Высокие войлочные сапоги-чулки известны у лиц обоих полов, были изготовлены из войлока и сшиты из трех основных частей без учета специфики правой и левой ног. Кожаная подошва, обычно красного цвета, кроилась отдельно. Красной косой горизонтальной декоративной полоской тесьмы в районе щиколоток отделялась условная линия стоп, возможно, пережиточно маркирующая древний крой. У мужчин в такие чулки заправлялись укороченные штаны.

Кроме повседневной обуви встречаются и женские парадные полусапожки. Они богато украшались, в том числе и подошвы. В такой обуви полагалось не ходить, а лишь сидеть по-турецки, демонстрируя богато расшитые подошвы. Эта манера документируется у различных этносов, происходящих из восточной части Центральной Азии

В качестве носков использовались войлочные чулки. Они носились и мужчинами, и женщинами. По высоте соответствовали обуви. Женщина надевала на каждую ногу одновременно по два коротких носочка разной высоты с треугольными зубцами по краю и с присборенным носком. Кроме отдельной подошвы основная часть кроилась из одного куска.

Мужские прически, известные по погребениям, не балуют разнообразием. Как правило, спереди волосы собраны в узел, коротко подстрижены или сбриты. Сзади они довольно длинные, часто заплетены в одну или две косички. Борода носилась, видимо, нечасто.

Особенностью женских причесок также можно назвать тот факт, что волосы были обриты, кроме затылка, где они собирались в две косы.

В пазырыкском кургане 2 косы были перевязаны ремешками и обвиты волосяной бахромой. Они вставлялись в узкие вязаные накосники из красной шерсти. Затем эти косы были обмотаны вокруг искусственной косы из конского волоса и завязаны двумя войлочными полосками. Для прочности в этот узел были воткнуты две железные вилкообразные булавки с зооморфными навершиями. Обе они имеют длину более 20 см. К концу искусственной косы добавили четвертую (из собственных волос), в которую были вплетены шерстяные шнурки. Все это сложное сооружение выглядывало из отверстия на макушке деревянного головного убора и стояло вертикально. Сходный тип женской прически (голова обривается спереди, оставленные на макушке волосы заплетаются в две косы) бытует на Алтае и в Туве до сих пор, правда, она сохранилась только у девочек.

Кроме того, использовались парики, представлявшие порой весьма сложные сооружения, где сочетались искусственные косы, деревянных золоченых (или с металлическими пластинками с резным орнаментом) футляров, бронзовых накосников, и вся эта конструкция скреплялась множеством шпилек и булавок. Особенностью париков женщин была окраска их в черный цвет. Тлен от них иногда образует вокруг черепа пятно толщиной до 5-6 см. После находки в Ак-Алахе 3 стало ясно, что это были парики с основой из войлока, покрытого слоем конского волоса и поверх него слоем из обожженных зерен местного злака-волосенца, животного жира и, возможно, костного клея. Вверху конский волос собирался в пучок, который обертывался войлоком и завязывался. Такой парик надевался на обритую голову (вероятно, лишь замужними женщинами). Очевидно, такие сложные прически не были повседневными.

Рядовые женщины носили более простые прически, также скрепленные железной булавкой.

Пазырыкские татуировки делались накалыванием, при втирании сажи от котла. Они известны как у мужчин, так и у женщин, у лиц, относящихся как к разным категориям знати, так и к простолюдинам. Они встречены на предплечьях, груди и на голенях (Пазырык), на всей руке (Ак-Алаха) или только на предплечье (Верх-Кальджин).

Сюжеты татуировок практически исключительно зооморфные. Здесь представлены копытные и фантастические кошачьи, чаще всего в динамичных позах (бег, подкрадывание, оглядка назад, S-видная поза), есть и сцены терзания (в Ак-Алахе). Ф.Р.Балонов рассматривает татуировку в Пазырыке как четырехмерную систему с противопоставлением трех горизонтальных зон, верха и низа, фронтального плана и тыльного. Он полагает, что изображения на голенях и предплечьях были рассчитаны на движения мышц конечностей, при которых они "оживали", перемещаясь вверх-вниз, такую трактовку пока трудно подтвердить.

Весьма важен установленный факт, что некоторые мифологические образы на татуировках имеют прямые иконографические параллели в описаниях частично синхронного китайского сочинения "Каталог гор и морей". Барс с большим, спирально закрученным хвостом фигурирует в нем как "леопард чжу", крылатый тигр - бог Цюнци, тигр с рогами оленя - божество-хозяин горных лесов. Эти соответствия объясняются скорее не заимствованиями из Китая, а, напротив, заимствованием китайцами таких образов у кочевых соседей: показательно, что местопребывание "леопарда чжу" и бога Цюнци локализуется в "Каталоге" на землях северных кочевых варваров.

В размещении персонажей на татуировке прослеживаются определенные закономерности. Так, "леопард чжу" в Пазырыке присутствует во всех группах изображений на разных частях тела. На обеих руках изображены горизонтально по три бегущих копытных: в середине горный козел с клювом орла, хвостом кошачьего и головками грифонов вдоль рогов, в верхнем и нижнем ярусах композиции чередуются горный баран и горный козел. В Ак-Алахе 3 в верхней части предплечья изображен все тот же фантастический "горный козел", а ниже размещены сцены терзания оленя и горного барана уже знакомыми "леопардом чжу" и тигром с рогами оленя. К сожалению, мелкие изображения на пальцах рук сохранились плохо.


Оглавление:

© Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович

В статье использованы материалы книги Л.Н. Гумилева "Динлинская проблема", С.В.Киселева "Древняя история Южной Сибири", П.К.Дашковского "Погребальный обряд пазырыкской культуры Горного Алтая", исследовательской творческой работы Тороповой Анны "Особенности костюма пазырыкцев Алтая"


Поделиться ссылкой:


Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 1602