Опубликовано (обновлено) в каталоге: 03.03.2016

Пазырыкцы: Кто такие пазырыкцы

Некоторые исследователи, опираясь на труды китайского историка I века до н.э. Сыма-Цяня, считают, что пазырыкцев следует называть юэджи (неверно приписывая авторство этого утверждения Л.Н.Гумилеву). Но юэджи жили намного южнее, и Гумилев просто не мог об этом не знать. Сыма-Цянь в "Исторических записках" пишет "юэчжи проживали между Цилянь, горами Тяньшань и Дуньхуаном", что соответствует восточной части Таримского бассейна. Далее юэджи были вытеснены хуннами на север в Джунгарию, Алтай и Казахстан во II веке до н.э. - то есть тогда, когда на территории Алтая уже существовала Парызыкская культура. И тот же Сыма-Цянь пишет, что, разбитые шаньюем Модэ, большая часть юэджей ушла на север, где побила скифов.

Это похоже на правду, так как пазырыкцы были расой европеоидного типа. Их еще называют скифы-пазырыкцы. Кроме того, описываемое время в точности совпадает с концом Пазырыкской эпохи. Это указывает, что юэджи были не предками пазырыкцев, а их убийцами.

Сами юечжи многими исследователями связываются с массагетами Средней Азии, продвинувшимися во время греко-персидских войн далеко на восток вплоть до провинции Ганьсу и покорившими хуннов на территории Ордоса. С.И.Руденко, пытаясь объяснить многочисленные среднеазиатские параллели в находках пазырыкских курганов, предложил отождествление юечжей с пазырыкцами Горного Алтая. Также и С.В.Киселев писал: "Восточная экспансия массагетских (юечжийских) племен, с которыми были тесно связаны и азиатские скифы, не могла не способствовать широкому распространению особенностей их культуры и искусства на восток. Одним из первых отражений распространения на восток сако-массагетской культуры, близкой к культуре ахеменидского Ирана, являются своеобразные черты знаменитых Пазырыкских курганов на Алтае". Таким образом, по мнению ряда исследователей, следует говорить о взаимопроникновении и смешении живших на Алтае скифских племен и юечжей, которое, однако, существено не изменило существовавшие скифские культурные традиции, но внесло в них среднеазиатские элементы.

Поэтому на позднем этапе существования пазырыкской (скифской) культуры отождествление юечжей с пазырыкцами в целом может быть принято при условии широкого понимания границ распространения культур пазырыкского типа. На это обратил внимание А.Д.Грач, писавший, "ареал курганов пазырыкского типа включает не только территорию Алтая, но и обширные территории Центральной Азии и Восточного Казахстана. На всех этих территориях представлены памятники пазырыкского типа, оставленные племенами, которые, по-видимому, составляли весьма могущественный союз".

Но мог ли Сыма-Цянь называть кого-то скифами? Нет! Не мог! Это слово греческое и принадлежит еще Геродоту, который называл скифами народы, обитавшие в Восточной Европе на территории северного Причерноморья в эпоху античности, и никаких "переселений" в глубины Азии они в то время еще не совершали. Позднее слово "скифы" использовалось в греческих (византийских) источниках уже в искаженном виде для наименования многих совершенно различных по происхождению народов - некоторое такое собирательное название дикарей, не арабов, не евреев, вроде бы, и европейцев, но не европейцев. Китайцы, очевидно, знакомые с европейцами, по всей видимости, могли бы называть скифами европеоидные народы, не бывшие ни монголоидами, ни собственно европейцами.

Но Сыма-Цянь и не упоминал про скифов, говоря про народ "с продолговатым лицом, цветом кожи белым с румянцем на щеках, белокурыми волосами, носом выдающимся вперед, прямым, часто орлиным, со светлыми глазами". Он лишь описывал народ, который был полной противоположностью круглолицых, с приплюснутым носом, черноволосых, кареглазых китайцев. А название этого народа скифами - дела современности.

Дело в том, что "скифский период" означает не какую-то стадию развития конкретно восточно-европейских народов, откуда их культура могла бы мигрировать на восток, принеся с собой и название. В конце VIII - начале VII веков до н.э., на огромном пространстве евразийского степного пояса от Черного моря до Байкала среди кочевых народов сформировались новые археологические культуры, которые при всем своем многообразии могут рассматриваться в качестве составных частей единой культурно-исторической области, именуемой "скифский мир", или "скифо-сибирский мир". Основным ее отличительным признаком является наличие у населения специфического комплекса вещей (так называемая "скифская триада"), в который входят определенные формы вооружения, конского снаряжения и специфического зооморфного прикладного искусства - скифского (скифо-сибирского) "звериного стиля". Собственно, историческим скифам, принадлежала лишь крайняя западная часть скифо-сибирского ареала - Северное Причерноморье и частично Северный Кавказ. Понятие "скифы", таким образом, в очередной раз трансформировалось в собирательное именование кочевых (?) народов северного Причерноморья, Южного Урала и Южной Сибири.

Хронологические рамки большинства культур скифо-сибирской области - VII-III века до н.э., чему и соответствует понятие "скифская эпоха".

Таким образом "скифы-пазырыкцы" означает принадлежность к пазырыкской ветви скифо-сибирской культуры.

Итак, Сыма-Цянь пишет, что где-то на севере юэджи побили "скифов", или, лучше сказать, "некитайцев".

Что это за народ, которых юэджи вытеснили с насиженных мест? Кто они были?

В эпоху бронзы (III-II тысячелетия до н.э.) на территории Алтая жили представители Афанасьевской культуры. Помимо основного района - Алтая и Хакасско-Минусинской котловины, ареал распространения памятников Афанасьевской культуры включает Восточный Казахстан, Западную Монголию и Джунгарию (нынешний Синьцзян).

Некоторые источники полагают, что культура была создана мигрантами из Восточной Европы, в частности, носителями Древнеямной культуры, ассимилировавшими местное население.

Культура пазырыкцев, как и их морфологический облик, обнаруживает смешанные черты тюркских и индоевропейских народов. Индоевропейские черты, как считалось, привнесены экспансией с запада и юга, а тюркские имеют восточное происхождение. Тюркские черты обнаруживаются и у тех людей, что жили на Алтае в эпоху неолита и бронзы. В 90-х годах XX века историей и происхождением пазырыкцев занялись палеогенетики. Их инструментом стали не археологические артефакты и костные остатки, а ДНК, выделенная из сохранившихся мумий. В результате картина скифской экспансии в южную Сибирь и центральную Азию стала видоизменяться. Наиболее доказательная база сложилась для гипотезы о сосуществовании в VI-III веках до н.э. двух культур на территории Алтая - пазырыкской и кара-кобинской, которые берут начало от общего корня - так называемой каракольской культуры. В VIII-VII веках до н.э. (эпоха поздней бронзы) доминировала именно каракольская культура с монголоидным населением. Лишь в конце бронзового века и начале железного к ней начинают примешиваться племена, пришедшие из Прикаспийских степей. Прикаспийские племена несут как европеоидные гены, так и элементы праиранской культуры (кстати, и технология изготовления пазырыкских ковров, и краски для них характерны для древних ирано-туркестанских народностей). Как было показано специалистами из Новосибирского института цитологии и генетики СОРАН, генетическими наследниками пазырыкских племен, вероятнее всего, являются современные самодийцы (селькупы) и кеты, населяющие северо-запад Сибири. Они пришли туда, вытесненные со своих территорий племенами хунну, двигавшимися с востока на запад. Нашлись варианты мтДНК, которые алтайцы (пазырыкцы) железного века унаследовали от своих предшественников бронзового века или от еще более ранних. Все эти варианты в целом имеют западно-евразийское (кроманьольское) происхождение. И число западных вариантов в общем разнообразии мтДНК в железном веке не увеличилось по сравнению с предшествующей исторической эпохой. Другими словами, экспансия скифов на восток в VI-III веках до н.э. не привнесла нового разнообразия в генофонд пазырыкского населения. По мнению испанских специалистов из Независимого Университета Барселоны и Института эволюционной биологии в Барселоне, работавших с останками, миграция скифов с запада на восток не изменила генофонд населения, а инициировала два исторических процесса. Во-первых, распространение новых технологий и в меньшей степени культурных обычаев, и, во-вторых, движение местного (именно местного, а не пришлого!) населения с запада на восток.

Таким образом, кажется, более убедительна версия восточного (точнее, юго-восточного) происхождения пазырыкцев.

Согласно китайской исторической традиции, уже первая из китайских династий, полулегендарная Ся, вступила в борьбу с другими племенами, населявшими территорию Китая в III тысячелетии до н.э. Эти племена назывались жуны и ди (возможно, их следовало бы считать одним народом жун-ди, так как они всегда упоминаются вместе), причем жуны и ди указываются как аборигены, а китайцы пришельцами. Они населяли лесистые горы, тогда как предкам китайцев достались низины. Первые упоминания о ди, живших некогда к югу от Гобийской пустыни, в Китае относятся к III тысячелетию до н.э. Из легенд известно, что в 2600 г. до н.э. "Желтый император" предпринял против них поход. В китайском фольклоре сохранились отголоски борьбы "черноголовых" предков китайцев с "рыжеволосыми дьяволами". Китайцы выиграли "тысячелетнюю" войну. Они оттеснили "варваров" в горы, степи и даже южные джунгли.

А когда же на рубеже III и II веков до н.э. хуннский шаньюнь Модэ перешел на север Гоби, он встретил там племена динлинов, которых и покорил.

К этой динлинской расе принадлежат четыре древних народа Центральной Азии: кыргызы на верхнем Енисее, динлины в Прибайкалье, усуни в северном Тянь-Шане, и бома в Саяно-Алтае. Все эти четыре народа имели голубые (зеленые) глаза и белокурые (рыжие) волосы.

Наконец, имеется указание, что предками бома были ди. Об этом пишет Сыма-Цянь, когда упоминает "царство дисцев Бо-ма". Этих бома, в отличие от северных, китайцы называли западными бома. Как бы то ни было, о другом государстве бома история не упоминает. Но если так, если сибирские и ганьсуйские бома составляли части одного и того же народа, то это доказывает, что "динлин" и "ди" представляют лишь варианты одного и того же племенного прозвания.

Еще один, мне кажется, весьма убедительный аргумент. К степной группе ди относятся: теле, усуни и бай-ди ("белые ди", обнаруженные на Памире, в Ишкашиме и на склонах Гиндукуша под именем "бади"). К племенной группе теле, чьи потомки по сей день живут на территории Горного Алтая, между прочим, принадлежат уйгуры. На китайском рисунке уйгур изображен "человеком с толстым носом, большими глазами и с сильно развитою волосяной растительностью на лице и на всем теле и, между прочим, с бородой, начинавшейся под нижней губой, с пышными усами и густыми бровями". И доподлинно известно (от того же Сыма-Цянь), что первое их (теле) название было "чи-ди", то есть "красные ди", и кочевали они первоначально в Хэси, откуда распространились по Халхе и Джунгарии.

Мне кажется, что этих свидетельств достаточно, чтобы считать, что динлины и ди китайских летописей были одним и тем же народом.

Южносибирский тип, то есть динлинов, следует считать протоевропеоидным, близким к кроманьонскому. Однако прямой связи с европейцами динлины не имели, являясь ветвью, отклонившейся еще в палеолите.

Динлины "имели сердца тигров и волков", говорит Сыма-Цянь, удивляясь их мужеству и воинской доблести. Динлины были свободолюбивым и подвижным народом, они распадались на множество, по-видимому, очень мелких родов и собирались для отпора врагу лишь в редких случаях и притом на самое короткое время - это говорит вся их история. Их только потому и побеждали их, что обычно имели дело не со сплоченным народом, а с отдельными его немногочисленными родами. Что динлины не были склонны к подчинению, выше всего ставя свою индивидуальную свободу, видно из того, что они без колебания бросали свою порабощенную родину и расходились - одни на север, другие на юг, туда, где еще был простор, куда не добирались китайцы со своим государственным строем, чиновниками и правилами общежитиями.

Итак. Во второй половине III тысячелетия до н.э. часть ди (динлинов) была вытеснена на запад в Джунгарию, Восточный Казахстан, Алтай, Минусинскую котловину, где, смешавшись с местным населением стали основателями и носителями Афанасьевской культуры, имевшей, надо сказать, много общего культурой северного Китая. И это подтверждается временными рамками существования Афанасьевской культуры (со второй половины III тысячелетия до н.э.).

К VI-V веку до н.э. вытеснение оставшихся ди из нынешних Чжилийской и Шаньсийской провинций полностью закончилось. Известно также, что ди в конце VI века до н.э. перешли на северную сторону Гобийской пустыни. То есть, в Саяно-Алтай, где, очевидно, если не были перебиты местным населением, смешались с ним, принеся новые культурные традиции. Таким образом, Афанасьевская культура сменилась Пазырыкской в Алтае и Тагарской в Хакасско-Минусинской котловине.

Следует также заметить, что ареалы этих культур разделены друг от друга непроходимыми горными хребтами, и это способствовало тому, что за 2000 лет, имея общие историческо-культурные корни, они стали различаться. Этим объясняется схожесть и, в то же время, различие Пазырыкской и Тагарской культур.

Эти выводы также вполне соответствуют временным рамкам существования Пазырыкской и Тагарской культур (VI-III века до н.э.). Этот период начинается именно тогда, когда вторая волна ди ушла на северную окраину Гоби и смешалась там со своими давними родственниками. И заканчивается, когда пазырыкцы были разбиты сначала юэджами, а вскоре и хуннами.

Таким образом, пазырыкцев следуют считать потомками ди, мигрировавших еще в III тысячелетии до н.э. с берегов Хуанхэ, смешавшихся с местным населением (глупо предположить, что долины Саяно-Алтая были необитаемы), а VI веке до н.э. смешавшихся со второй волной тех же ди. Западные мигранты в VI-III веках до н. э. в целом не изменили генофонд населения, но принесли новые технологии. Смешение, новая кровь, новые технологии, естественно, послужили толчком к новому витку развития народа и его культуры и быта.


Оглавление:
  • Вступление
  • Кто такие пазырыкцы
  • Взаимопроникновение культур
  • Погребальный обряд
  • Облик пазырыкцев
  • Численность населения
  • Социальное деление
  • Заключение

    © Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович

    В статье использованы материалы книги Л.Н. Гумилева "Динлинская проблема", С.В.Киселева "Древняя история Южной Сибири", П.К.Дашковского "Погребальный обряд пазырыкской культуры Горного Алтая", исследовательской творческой работы Тороповой Анны "Особенности костюма пазырыкцев Алтая"


  • Поделиться ссылкой:


    Комментарии к статье Добавить комментарий


    Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


    Просмотров страницы: 1716