Опубликовано (обновлено) в каталоге: 11.07.2014

Древние тюрки: Уйгурский каганат

Уйгуры построили свою державу совсем на иных принципах, чем тюрки. Девять родов составляли собственно племя токуз огузов, которое было ведущим, но не господствующим. Подчинив себе басмалов и восточных карлуков, уйгуры приняли их в свою среду, как равных.

Другие шесть телеских племен - бугу, хунь, байырку, тонгра, сыге и киби - в правах и обязанностях были приравнены к токуз огузам. Ставка хана находилась между Хангаем и рекой Орхон, границы их на востоке охватывали Западную Маньчжурию, а на западе - Джунгарию. Граница между карлуками и уйгурам была установлена в 745 году в результате военного столкновения. После разгрома тюрок карлуки вошли в союз с тюргешами против уйгуров, но были разбиты. Вследствие этого восточные кочевья карлуков на Черном Иртыше оказались в составе Уйгурского каганата.

Степи к югу от Гоби уйгуры оставили за Империей. Несколько позже они расширили свои владения на северо запад, но вообще они не стремились к территориальным приобретениям. Вся структура Уйгурского каганата, представлявшего конфедерацию племен, не позволяла ханам собирать большие войска и бесконтрольно распоряжаться ими. Племена же были настроены миролюбиво. Они устали от потрясений, произведенных тюрками, и хотели наслаждаться безмятежным покоем. В соответствии с этим настроением они признали себя вассаломи империи, чтобы не вызывать ненужных осложнений.

Но и эта, казалось бы, миролюбивая держава с момента основания была раздираема внутренними войнами. Вступление на престол Уйгурии законного наследника, царевича, шада Моянчура почему то встретило неожиданное сопротивление народа. К повстанцам присоединились кидани и татары, на стороне хана дрались, как можно думать, уйгурские дружины его отца, но многие вельможи оказались его врагами. Ветераны, только что разгромившие тюрок, были более грозной силой, чем народные массы, даже поддержанные восточными соседями. Моянчур разбил киданей и татар, после чего полностью подчинил соплеменников. Вельможи понесли тяжелое наказание, скорее всего были казнены, простой народ был помилован. Несмотря на это, вскоре восстание вспухнуло снова, и снова было жестоко подавлено. И гражданский мир установлен.

Закончив победоносно гражданскую войну, хан Моянчур встал перед второй политической задачей: какие племена следует включить в свою державу и какие оставить за ее пределами? В условиях степного ландшафта и кочевого быта эта задача приобрела особую сложность, так как нужно было иметь естественные рубежи, например горные хребты, а для этого необходимо было подчинить себе племена, обитавшие к югу от Саян и к западу от Алтая. В противном случае кочевья уйгуров были бы открыты набегам соседей, как показала минувшая война.

Хан взялся за дело со всей присущей ему энергией. Весной 750 года он нанес поражение чикам на в верховьях Енисея, и добился от них изъявления покорности. Осенью того же года он покорил татар в северо западной Маньчжурии. Но уже на следующий год какое то племя на северо западе объединилось с кыргызами и чиками для борьбы с уйгурами. Главная опасность была в том, что карлуки собирались поддержать кыргызов и чиков, но, к счастью для уйгуров, они опоздали выступить. Восстание было быстро подавлено. Немногочисленный заслон уйгуров отогнал летучие отряды кыргызов, а сам хан, с главными силами переправившись на плотах через Черный Иртыш, ударил на карлуков и разбил их. Но этим война не кончилась, так как неизвестная нам группа, которой принадлежала инициатива восстания, уничтожена не была.

В 752 году война возобновилась, в антиуйгурской коалиции оказались басмалы, тюргеши и "три святых". Это странное, явно неэтническое название можно истолковать только одним способом: это христианская община, почитатели Троицы. Хочется думать, что именно они и подняли в 751 году чиков и кыргызов и оказывали столь упорное сопротивление хану язычнику. Положение было очень серьезно, но уйгуры располагали войском, составленным из ветеранов. Союзники были разбиты. Уйгуры преследовали карлуков и тюргешей, настигли их и отобрали все имущество. О "трех святых" источник больше не упоминает, очевидно, с ними этот раз было покончено.

К 755 году война закончилась полной победой уйгуров, покоривших восточные кочевья карлуков до Саура и Тарбагатая. Дальше на запад уйгуров не пустили печенеги, кочевья которых в это время распространились до Нижней Волги. Этот воинственный народ поссорился со всеми соседями: хазарами, кипчаками и гузами. Поэтому жестокая война не прекращалась ни на минуту, что было на руку уйгурам и позволило им установить западную границу.

Добровольное подчинение киданей укрепило восточную границу Уйгурского каганата. Оставался север, где кыргызы сопротивлялись до 758 года. Потерпев поражение и покорившись, кыргызы не утратили самоуправления. Очевидно, была какая то форма зависимости, которую нельзя назвать вассальной потому, чтобы не давать повода для поисков феодальных отношений в обществе, состоявшем из свободных членов общин (огузов) и военнопленных рабов.

Экспансия на север и запад, дойдя до естественных границ, прекратилась. Сами уйгуры называли присоединенные племена "гостями", победу над тюрками рассматривали как вторичное возвышение своей державы, считали, что "хан на престоле управлял народом как детьми" или "как наседка высиживает свои яйца".

Несомненно, что нарисованная ими картина процветания и благоденствия приукрашена летописцами, но важно, что как идеал здесь выдвинут патриархальный быт вместо всепокоряющей орды.

Выше говорилось, что уйгурская конфедерация племен состояла из господствующего, вернее, руководящего племени токуз огузов, в которое были инкорпорированы басмалы и восточные карлуки, шесть телеских племен (бугухунь, байырку, тонгра, сыге и киби), считавшихся юридически равноправными, а так же нескольких покоренных племен, о которых речь впереди. Покоренные племена облагались данью в пользу ханской фамилии Яглакар, происходившей из племени токуз огузов. Это племя находилось в привилегированном положении не только по сравнению с союзными племенами, но даже относительно басмалов и карлуков, которые "в сражениях всегда шли впереди", потому что их меньше жалели и берегли.

Самый важный вопрос - взаимоотношения уйгуров с племенами, не входившими в конфедерацию. Кидани, жившие по берегам Нонни (северо восточнее Уйгурии), сохраняли известную самостоятельность. Их вожди начали титуловаться хаганами и иногда ссорились с уйгурами, но чаще держались союза с ними из за застарелой вражды к китайцам. Так же вели себя татабы и кара киби, то есть та часть племени киби, которая не вошла в уйгурскую конфедерацию. Севернее этих племен, на Амуре, жили татары, в те времена еще занимавшиеся преимущественно ловлей рыбы, а в Забайкалье - скотоводческое племя долемань (название, не поддающееся интерпретации). На северной границе Уйгурии находилось Кыргызское ханство, платившее уйгурам дань соболями. Кыргызы по видимому после разгрома в 711 года, распались на несколько племен, что и облегчило уйгурам установление отношений с ними. Но кроме кыргызов в Южной Сибири обитало несколько крупных племен (семь племен йедре (по видимому, саяно алтайские угры, предки шорцев) и племя кучугур - ку кижи - алтайские лебединцы, которые находились в постоянной войне с уйгурами.

Война эта изнуряла Уйгурию и не позволяла уйгурским ханам сосредоточить внимание на других участках границы, где положение было столь же напряженным. О размерах угрозы со стороны Сибири дают представление фантастические рассказы о быконогих людоедах, живущих на севере, о бессмертном великане и о страшных зверях, нападающих на людей. Общий смысл этих рассказов только один: указать на опасность, грозящую с севера, и в этом уйгуры были недалеки от истины.

На Алтае и южнее его жили два народа.

Один находится в стране столь закрытой, что карлуки не могут в нее проникнуть. Он подчинен вождю с титулом Ики иль кур эркин, то есть вождь двух племенных объединений. Несомненно, это остатки тюрок, укрывшихся в горах Южного Алтая и учредивших там привычную для них систему "толис тардуш", отражением которой стали кости толис и тодош, живших около Телецкого озера и в долине Чуй.

Второй народ - ибилькур, происходившего от тюрок Кюлюг кюльчура, - это чумугунь, единственное из чуйских племен, сохранившее в середине VIII веке самостоятельность, несмотря на то что оно находилось между карлуками и тюргешами. Владения этого племени располагались по западную сторону Тарбагатая. В Джунгарии кроме хорошо известных басмалов и карлуков жили байырку - по видимому, какая то часть этого многочисленного племени, сражавшаяся в 747 году против уйгуров на стороне басмалов и поселившаяся вместе со своими друзьями. Второе племя - ограк, жившее восточнее тюргешей, - одно из исконных племен Джунгарии, известное еще в I век до н. э. под названием уге. Тюргеши, вернее, осколок этого народа, также были верными союзниками уйгуров, сохраняя накопившуюся вражду к арабам, господствовавшим в оазисах Средней Азии. Западнее располагались племена враждебные уйгурам: печенеги и "черные всадники", под которыми думается, надо понимать черных тюргешей, точнее, тех тюргешей, которые не подчинились добровольно уйгурам.

Везде - на востоке, севере и западе - в VIII веке племена раскалывались, дробились и объединялись в новых комбинациях, потому что культура, вторгшаяся в степь через Иран, ставила новые задачи и выдвигала иной принцип для объединения людей. Этим принципом оказалось вероисповедание.

Можно предположить, что с событиями, сопровождавшими возникновение Уйгурского каганата, связана перемена идеологии, так как в эту эпоху в Уйгурии появилась государственная религия, что было новостью для внутренней Азии. Хунны, тюрки и древние монголы почитали "Вечное небо" правосудный источник жизни, мировой порядок, отличая его от материального "Голубого неба" и не отождествляя его культа с культом предков.

Уйгурские христиане сделали роковую ошибку, оказавшись во время гражданской войны в числе противников хана. Их влияние пошло на убыль, и это расчистило дорогу манихеям. Уйгурские вельможи, "раскаиваясь в прежних заблуждениях: получили приказание обнародовать это учение, чужие нравы превратить в страну пропитания (область пищи), владение убийства переменить на царство увещевания к добру".

Мало того, взяв верх, манихеи начали применять к побежденным соперникам те меры, которые только что применялись к ним самим. "Должно вырезанные и рисованные изображения демонов все велеть сжечь, молящихся духам, кланяющихся демонам, вместе:". Надо полагать, что участь буддистов в Уйгурии была нелегка. Торжество манихейства поссорило уйгуров со всеми соседями: мусульмане в Средней Азии, буддисты в Тибете, конфуцианцы в Китае, шаманисты в Кыргызском ханстве - все воспринимали новое учение как дикую извращенность.

Новый порядок в степи благотворно повлиял на развитие торговли. Уйгурская столица была уже не лагерем из войлочных шатров, подобно ставке тюркских ханов. В отличие от тюрок уйгуры начали широкое строительство городов, причем оно поручалось согдийцам и китайцам. Около 758 года на берегу Селенги был построен город Байбалык. Близко к этому времени в столице Уйгурии - Каракоруме была воздвигнута стела с китайской надписью.

Уйгурия чрезвычайно быстро превращалась в культурную страну.

Гибель Уйгурского каганата

Неудачи 751 г. на востоке и на западе очень сильно отразились на Империи. Вспыхнуло очередное восстание, для подавления которого в сентябре 756 года уйгуры и тибетцы предложили свою помощь. В данном случае политический вопрос совпал с личным. Уничтожение повстанцев означало уничтожение императорской армии, а, вместе с тем, сулило Уйгурскому ханству полную независимость, а достижения этой цели нужно было спасти Танскую династию и подавить восстание. Уйгурские ханы это поняли и осуществили. События складывались как нельзя благоприятно для уйгуров. Наступление мятежников захлебнулось, но гражданская война продолжалась до 762 года.

Китай лежал в развалинах. Уйгуры грабили население, в селах уничтожали дома, а уцелевшие жители, потеряв всю одежду, прикрывались бумагой. Убыль населения была огромна. Идея Империи была потеряна полностью: для осуществления ее не было больше ни сил, ни средств, ни воли.

Эпоха закончилась! Распался железный обруч империи Тан, и народы, полтораста лет скованные им, разошлись, и каждый стал на свой путь развития. Уйгурия жадно впитывала чужие культуры, прислушиваясь к проповедям манихейских "совершенных", несторианских священников, буддийских монахов и мусульманских мулл. Омытая кровавыми ручьями минувших войн, степь начала наслаждаться покоем и относительной свободой под слабой властью бессильных ханов.

Такова была мировая обстановка, окружавшая расцветавшую Уйгурию. Сама же Уйгурия оказалась в исключительно благоприятных условиях: она не имела сильных врагов вокруг себя. На востоке кидани, на севере кыргызы были подчинены уйгурскому хану. На западе с 766 года усилились карлуки, но они сосредоточили все свое внимание на юго западе и не переходили естественной границы - Тарбагатая.

Вместе с тем, ожесточилась война Китая и Тибета. Было ясно, что Китай проиграет войну. Но тут была пущена в ход китайская дипломатия. В 788 году Китай заключил оборонительный союз с Уйгурией, так же опасавшейся усиления Тибета и его северо западной экспансии. Вступление Уйгурии в войну придало событиям новый оборот и на севере.

Но и тибетская дипломатия оказалась весьма активной: тибетцы нашли союзников. На из стороне выступили западные карлуки, старые соперники уйгуров, а так же племя шато, кочевавшее в Южной Джунгарии и страдавшее от больших налогов. Еще более томились покоренные уйгурами тюрки, восточные карлуки и племя баянь, эти ждали тибетцев, как избавителей. Наконец, протибетские настроения росли среди кыргызов, покоренных, но не сломленных. Стремясь сбросить уйгурское иго, они так же искали дружбы с карлуками и арабами, но арабы были далеко, а карлуки слабы, и только тибетская ориентация обещала надежду на ниспровержение уйгурского ига.

Тогда китайцы, потеряв веру в собственные силы, обратились с просьбой о помощи к арабам. Харун ар Рашид согласился начать военные действия против слишком усилившихся тибетцев, и его войска сковали более половины тибетских сил, что весьма повлияло на дальнейшее развитие событий.

Между тем на севере возобновилась отчаянная война за Джунгарию, закончившуюся тем, что союзники тибетцев - восточные карлуки - завоевали Джунгарию, а уйгуры были отброшены на юг, где держались китайские "четыре крепости".

Вырвавшись в родные степи, уйгуры столкнулись с необходимостью подавить протибетские настроения среди карлуков и тюргешей, входивших в состав Уйгурского каганата. Тибетское вторжение принесло этим племенам свободу, и возвращение уйгурского войска не могло быть встречено ими с радостью.

Тибетская армия не могла сокрушить Уйгуро китайскую коалицию, но помогла тибетская дипломатия: она разделила обе враждебные державы и дала возможность Тибету бить их по одиночке. Тибетцы, обезопасив себя с востока, вынудив с уйгурской помощью Китай заключить перемирие, бросились в 816 году на север, прямо на уйгурскую столицу Каракорум. В то же время в тылу у уйгуров вспыхнуло восстание кыргызов, на этот раз удачное. Невозможно допустить, чтобы действия союзников не были координированы.

Китайские и уйгурские правители пришли к выводу, что надо объединиться перед лицом грозного врага. В 821 году союз обеих держав был восстановлен и тут же принес плоды: тибетские союзники - карлуки - были в это время заняты войной с арабами в Фергане, и уйгуры отразили тибетское наступление. В этом же году война была закончена.

До 839 года в Уйгурии ни каких крупных событий не было, за исключением восстания кыргызов (около 815 года) и перехода племени татар с Амура к Иньшаню (около 820 года). Косвенно это указывает на ослабление мощи державы, и надо предполагать, что внутри страны боролись какие то группировки, как всегда бывает при слабом правителе, но какие это были группировки, мы не можем даже гадать.

Причина, по которой уйгуры попали в столь критическое положение, лежала в них самих. Они с огромной энергией боролись за свою свободу против голубых тюрок, но получив ее, не нашли ей применения. Их свободолюбие, диалектически развиваясь, превратилось в отрицание всякого организующего начала. Они в такой мере хотели ограничить ханскую власть, что когда добились своего, эта власть потеряла всякий смысл. Отсюда полная неспособность уйгуров к консолидации сил даже перед непосредственной опасностью. Вместо отпора врагам на севере и юге, среди уйгурской знати возникли симпатии к кыргызам и шато.

Распаду каганата способствовал и неурожайный 840 год и последовавший голод. Часть уйгуров откололась и перешла в китайское подданство. Других же голов толкал напасть на приграничные районы дружественного Китая. Это решило судьбу уйгуров - китайское правительство отказало им в поддержке и мобилизовало против них армию.

Каганат пал в 847 году. Однако уйгуры создали небольшое, но крепкое княжество, включавшее кроме Бишбалыка и Турфанского оазиса Кучу, северный берег озера Лобнор и Джунгарию до реки Манас. Это маленькое владение не заслужило название ханства, и владетель его носил титул "идыкут". Однако из этого зернышка выросла средневековая Уйгурия.


Оглавление:
  • Вступление
  • Предыстория
  • Телесское ханство - Гаогюй
  • Потомки волчицы
  • Разгром Жужани
  • Первый Тюрксий каганат
  • Отношения с Византией и Персией
  • Внутри Каганата
  • Распад Первого каганата
  • Мировая война VII века, гибель Каганата
  • Голубые тюрки и уйгуры
  • Восстание тюрок
  • Воссозданный каганат
  • Падение Второго Каганата
  • Уйгурский каганат

    © Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович

    В статье использованы материалы книги Л.Н. Гумилева "Древние тюрки"


  • Поделиться ссылкой:


    Комментарии к статье Добавить комментарий


    Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


    Просмотров страницы: 2518