Опубликовано (обновлено) в каталоге: 05.05.2016

Тува скифского времени: Типология погребального инвентаря

Применение типологического анализа в археологии имеет большое значение не только для правильного понимания закономерностей эволюционного развития древних вещей, видоизменявшихся во времени, но и для прослеживания определенных этапов исторического процесса, протекавшего в ту или иную эпоху на той или иной территории.

В результате раскопок курганов уюкской культуры получен разнообразный и многочисленный вещественный материал, по которому мы определяем уровень развития производительных сил и характер занятий населения Тувы в I тысячелетии до н.э. и его связь с соседними и дальними племенами. Если конструкция погребальных сооружений и обряд погребения уюкских курганов имеют много своеобразных черт, специфичных для местного населения, то погребальный инвентарь при всей его самобытности имеет много общего с вещественным инвентарем широкого круга скифских культур Евразии. Общность эта прослеживается, прежде всего, в так называемой скифской триаде: оружии, конском снаряжении и "зверином стиле".

При типологическом анализе могильного инвентаря уюкских курганов, весь материал будет сгруппирован по основным категориям: оружие, орудия, посуда, конское снаряжение, зеркала и украшения.

Оружие

Кинжалы в большинстве случаев представлены акинакообразными кинжалами из бронзы, реже из железа.

Ареал кинжалов с крыловидным эфестом, гладкой ручкой или рубчатой ручкой, крестовым или волютовым навершием чрезвычайно широк. Кинжалы таких типов встречаются у скифов Причерноморья, в савроматских памятниках Приуралья, в тагарских курганах Минусинской котловины, на Алтае, в Казахстане и Ордосе. Все они в основном характерны для памятников VI-III веков до н.э.

Кинжалы с почковидным навершием известны в савроматских памятниках V-IV веков до н.э.

Железный крестовый кинжал находит себе аналогии в памятниках V-III веков до н.э. на Алтае и в сакских погребениях Памира.

Кинжалы из погребений, не потревоженных грабителями, были обнаружены в кожаных футлярах или деревянных ножнах, покрытых кожей. Их, по-видимому, носили на поясе слева или справа. Это видно из того, что кинжалы, также, как и ножи, в уюкских курганах лежат обычно на поясе, в области таза и у бедер погребенных. О ношении кинжалов жителями Тувы в уюкское время свидетельствуют и оленные камни. На некоторых из них изображены пояса с подвешенными к ним кинжалами по типам, аналогичным описанным выше.

Чеканы (боевой молот) в уюкских погребениях встречаются реже, чем кинжалы, ножи и наконечники стрел.

Бронзовый втульчатый двусторонний уюкский чекан находит отдаленные аналогии в памятниках Средней Азии.

Бронзовые проушные чеканы с круглыми в сечении бойками и круглыми или плоскими обушками, аналогичные уюкским, а также их уменьшенные миниатюрные копии известны на Алтае, в Минусинской котловине и ее окрестностях. Подобного типа чеканы найдены также в Ордосе. Они характерны для памятников VI-IV веков до н.э.

Чеканы с обушком в виде животных встречаются в тагарских курганах Минусинской котловины.

Чеканы имели деревянные рукоятки, на нижние концы которых иногда насаживались бронзовые втоки. В уюкских захоронениях чеканы обычно лежат в области живота, на поясе, у тазовых и бедренных костей погребенных. Некоторые чеканы носили в кожаных футлярах.

Оружием дальнего боя древних обитателей Тувы был короткий составной лук со стрелами, употреблявшийся как на войне, так и на охоте. К сожалению, составить полное предъявление об уюкских луках невозможно, так как они найдены лишь в незначительных фрагментах. Однако о луках можно судить по их изображениям на оленных камнях и наскальных изображениях Тувы, Монголии и Забайкалья. Имеются отчетливые изображения коротких луков в налучьях, под вешенных к поясу. Тагарские бронзовые миниатюрные бляшки воспроизводят короткие М-образные луки с сильно загнутыми в сторону спинки концами и вогнутой серединой. Луки, которыми пользовались уюкские племена, по всей вероятности, не отличались от указанных изображений луков.

Таким образом, уюкские, как и скифские, луки, описанные древними авторами и изображенные на сосудах, бляшках и антропоморфных стелах Северного Причерноморья, были сложными. Их, по-видимому, носили на поясе в чехлах, как это изображено на оленных камнях и на скифских каменных изваяниях.

Наконечники стрел в уюкских погребальных комплексах найдены в большом количестве. Они изготавливались из бронзы или кости. Стрелы носили в колчанах из кожи, дерева или бересты, с крючками или отверстиями в верхней части для прикрепления на ремне к поясу. Иногда в колчане находили целые пачки стрел даже с древками, которые имели вырезы для надевания на тетиву лука. Древки скрепляли с наконечниками стрел, оклеивая их корой или туго обматывая сухожильями или ниточками.

Наконечники стрел из уюкских курганов Тувы представлены главным образом следующими типами: трехперая бронзовая стрела с клиновидным черешком, трехгранные (башневидные) втульчатые бронзовые наконечники с опускающимися вниз длинными жальцами, трехгранно-трехлопастные черешковые бронзовые наконечники стрел со спускающимися вниз лопастями, трехлопастные черешковые бронзовые наконечники со скругленными концами лопастей и черешковые железные наконечники стрел.

Трехперая бронзовая стрелка с клиновидным черешком, редкая в погребениях уюкского времени, встречается в погребениях VII-VI веков до н.э. в скифском Причерноморье, в памятниках Казахстана, в погребении ранней стадии тагарской культуры и в Монголии. Разновидностью этого наконечника является бронзовый трехлопастный наконечник стрелы с несколько округленными в нижней части гранями и длинным черешком, округлым в сечении. Этот наконечник по комплексу других вещей, найденных в этом же кургане, также датируется VII-VI веков до н.э.

Наконечники стрел второго типа известны в Казахстане и на Алтае. Они характерны для памятников не ранее V века до н.э. Бронзовые трехгранно-трехлопастные черешковые наконечники, происходящие из трехгранных, встречаются в памятниках VI-III веков до н.э. на среднем Енисее, в Казахстане, Киргизии, Монголии и Ордосе.

Орудия труда

К орудиям труда относятся ножи (имевшие, очевидно, как военное, так и бытовое назначение), шилья, оселки, каменные зернотерки.

Дугообразнообушковые бронзовые ножи с пестиковым навершием древнее, чем все остальные типы, и относятся, по надежно датирующим аналогиям, к VII-VI векам до н. з. Как по форме, так и по орнаменту они характерны для тагарских комплексов VII-VI веков до н.э. Навершие этого ножа также находит себе ближайшие аналогии в навершиях раннетагарских кинжалов и ножей, в памятниках VII-VI веков до н.э. большереченской культуры Алтая и Северного Казахстана.

Бронзовые однодырчатые без выделанной ручки и пластинчатые ножи типа тагарских составляют абсолютное большинство ножей, обнаруженных в уюкских курганах. Они, как и подобные ножи из других территорий, характерны для V-VI веков до н.э. Они встречаются в поздних тагарских курганах, в погребениях V-III веков до н.э. на Алтае. Бронзовые пластинчатые однопетельные ножи распространены еще шире, они встречаются в памятниках пазырыкского времени на Алтае, в погребениях тагарских курганов, в Монголии, Забайкалье и Ордосе.

Бронзовые ножи с кольцом характерны для раннего этапа уюкского времени. Все уюкские ножи с кольцом в основном представляют собой случайные находки и по аналогии твердо датируются VII-VI веками до н.э. Аналогичные с уюкскими ножи с кольцом встречаются в тагарских курганах, в сакских погребениях Тянь-Шаня VII-VI веков до н.э., Казахстана, в памятниках большереченской культуры и среди случайных находок этого же времени в Забайкалье и Монголии.

Бронзовые пластинчатые ножи с волютообразным орнаментом на ручке датируются III веком до н.э. В этот период форма этих ножей несколько изменяется: они становятся менее массивными (чем ножи раннегоo этапа), а формой лезвия несколько напоминают петельчатые ножи V-III века до н.э., которые не выходили из употребления вплоть до последней стадии развития уюкской культуры. На смену им пришли железные ножи с кольцом, известные уже в ранних погребениях шурмакской культуры Тувы (II век до н.э. - I век н.э.).

Ножи, как и кинжалы, носили в кожаных футлярах или ножнах, покрытых кожей. Иногда их находят в одних футлярах или ножнах с кинжалами, что, вероятно, свидетельствует об их военном назначении.

В погребениях уюкских курганов встречаются также бронзовые шилья, предназначенные главным образом для шитья. Очевидно, их клали в погребения женщин, что подтверждается сравнительной малочисленностью их находок. Шилья изготовляли из бронзы, иногда их заменяли костяные проколки.

Среди обнаруженных шильев встречаются как шилья с навершиями-ручками, так и без наверший, вероятно, имевших деревянные или костяные рукоятки, которые не сохранились. Уюкские шилья находят в кожаных футлярах, иногда в одних футлярах вместе с ножами.

Иглы в уюкских курганах крайне встречаются редко. Они делались из бронзы и кости. Бронзовые иглы с острым конусом, сделанные из тонкой округлой в сечении проволоки не имели отверстия для ниток, в отличие от костяных.

Точильные бруски, или оселки, найденные в уюкских ккрганах, изготовляли главным образом из серого или бурого песчаника, а иногда из красивых цветных пород камней. Это тщательно отполированные каменные бруски, подпрямоугольной в сечении формы и сквозным отверстием на одном из концов. Отверстия, сделанные путем двустороннего сверления, служили для подвешивания оселков к поясу. Подобного типа оселки широко распространены и встречаются в памятниках как VII, так и V-III веков на Алтае, в Казахстане, Киргизии и Приуралье. В Минусинской котловине они обнаружены главным образом в виде случайных находок, хотя встречаются и в раннетагарских курганах.

Каменные зернотерки были простейшими приспособлениями, служившими для размола муки. Они дополняют сведения о занятии уюкских племен земледелием.

Посуда

Сосуды, найденные в погребальных комплексах уюкских курганов, изготовлены из глины, дерева, бронзы, кости или бересты.

Самыми многочисленными и разнообразными среди них были глиняные сосуды, полуда из других материалов обнаружена в очень незначительном количестве или только в фрагментах.

Все глиняные сосуды сделаны вручную без использования гончарного круга, который в то время в Туве еще не был известен.

Сосуды эти имеют серый, серо-красный или красный цвет как в изломе, так и по внешней поверхности, что говорит о неравномерности обжига.

Глиняные сосуды имели различное назначение, связанное с хозяйственной деятельностью и повседневной жизнью. В них, по-видимому, хранилась различная растительная и молочная пища, вода и другие продукты питания. В некоторых из них варили пищу, а другие употребляли в качестве чашек.

Встречаются кувшинообразные сосуды с узкими горловинами и шаровидным туловом, сосуды баночного типа, шаровидные сосуды с двумя ушками, кружковидный сосуд с боковой кольцевидной ручкой близверхнего края, выпуклодонные полуяйцевидные сосуды на низком кольцевом поддоне, конические сосуды с налепными поперечными валиками, небольшими ручками-налепами и орнаментом из пояса вдавлений, вазообразные сосуды с яйцевидным туловом, суженным горлом и слегка отогнутым венчиком.

Сосуды чаще всего были гладкими или с налепными валиками у горла и ниже венчика, иногда между шейкой и туловом. Тулово некоторых сосудов орнаментировано четырьмя спиралями из налепных валиков.

Деревянные сосуды сохранились в ограниченном количестве. Среди них встречены округлодонные, ковшикообразные с шаровидным туловом и короткой боковой ручкой с отверстием близ верхнего края, различные миски и чашки, вырезанные из корня дерева. Кожаные и берестяные сосуды сохранились лишь во фрагментах.

Рассмотрим уюкские сосуды в сравнении с аналогичными синхронными находками на других территориях.

Кувшинообразные сосуды с узкими горловинами и шаровидным туловом находят себе ближайшие аналогии в памятниках VII-I веков до н.э. на Алтае и в Казахстане. Сосуды баночного типа, конические или близкие к ним формы встречаются в верховьях Оби, в тагарских курганах IV-III веков до н.э. в Хакасии. Круглодонные кружковидные сосуды с боковой ручкой близ верхнего края обнаруживают почти такие же аналогии в сакских памятниках III-II веков до н.э. Киргизии и Казахстана. Деревянные сосуды с шаровидным туловом и короткой боковой ручкой с отверстием из уюкских курганов имеют ближайшее сходство с сосудами, найденными в первом Туектинском кургане на Алтае.

Таким образом, глиняные сосуды из уюкских курганов Тувы, изготовленные руками местного населения, находят себе аналогии среди керамики тех же территорий, связь с которыми устанавливается и по другим отмеченным выше данным. К сожалению, соседняя Монголия в археологическом отношении еще недостаточно изучена, но и там отмечаются аналогичные образцы посуды.

Конское снаряжение

Погребения с конем не характерны для уюкской культуры Тувы, поэтому только в единичных случаях были встречены некоторые предметы конского снаряжения. Единственное погребение с конями, не характерное для уюкской культуры, раскопанное А.Д.Грачом в I960 г. на могильнике Саглы-Бажи II, является пазырыкским.

Отсутствие среди находок удил позволяет заключить, что узды, как правило, в могилы не клались, также, как и седла. Только в одном кургане, между северо-западной стенкой сруба и стенкой ямы, вместе с головами четырех лошадей, шестнадцати овец и двух коз были положены три уздечки с наборами украшений. Одна имела бронзовые кольчатые удила и S-образные псалии с двумя отверстиями, вторая - такие же удила, но с железными псалиями, третья - железные кольчатые удила и железные же S-образные псалии с двумя отверстиями. Здесь же нашли броньзовые и костяные пряжки, усеченно-конические пронизки и бляшки с четырьмя отверстиями для ремней, железные и костяные кольца, бронзовые подвески конической формы и двухлопастные, с ушками на границе лопастей, украшения из просверленных клыков кабана и костяные пронизки. Некоторые бронзовые и костяные предметы выполнены в великолепном зверином стиле: костяные (в виде головки тигра или орнаментом из сочетания фигур животных) и бронзовые (в виде головки сайги) пронизки, бронзовая пряжка в виде двух головок барана, соединенных мордами в области основания и рогами на крючке.

Ареал кольчатых удил чрезвычайно широк. Они появились в Казахстане не ранее VI века до н.э., а в Южной Сибири в V-VI веке до н.э. Этот тип удил распространен в степях Евразии от Северного Причерноморья до Монголии. Из ближайших территорий они известны в Семиречье, на Восточном Памире и Казахстане, на Алтае, в Минусинской котловине и в Монголии.

Псалии, аналогичные найденным в уюкских курганах, также известны на указанных выше территориях. S-образные псалии с двумя отверстиями встречаются в курганах V-III веков до н.э. на Алтае, но их концы обычно завершаются головками грифонов или животных. Такие же псалии с двумя отверстиями попадаются в сарматских памятниках рубежа VI-V веков в Приуралье. Псалии удил из Монголии и Казахстана не известны, а для Минусинской котловины S-образные псалии не типичны.

Бронзовые ворворки для кистей, подпружные и чумбурные пряжки, встречающиеся в погребениях, имеют форму, распространенную в памятниках VI-III веков до н.э. по всем евразийским степям. Наиболее близки они (в частности, бронзовые пряжки) находкам из курганов майэмирской культуры (VII-VI века до н.э.).

Украшения уздечки с просверленными клыками характерны как для уюкских погребений, так и для погребений Алтая.

Несмотря на незначительное количество предметов конского снаряжения из уюкских курганов, они имеют большое число аналогий в широком круге памятников Евразии, относящихся к скифскому времени.

Зеркала

Зеркала, происходящие из курганов уюкской культуры, сделаны из бронзы. Многие из них обнаружены в кожаных, меховых, матерчатых или войлочных футлярах. Находка зеркал в погребениях говорит о большой роли этих предметов туалета в жизни древних людей. К.Ф.Смирнов, описывая зеркала из савроматских курганов, справедливо указал, что зеркало в древние времена представляло не только предмет туалета, поскольку оно отражало образ человека, его рассматривали как образ души, как предмет, обладающий волшебной магической силой.

Зеркала, найденные в курганах Тувы VII-III веков до н.э., также имеют ближайшие аналогии на сопредельных территориях.

Зеркала с кнопкой, на двух ножках распространены чрезвычайно широко и известны на Северном Кавказе, у скифов Причерноморья и в Нижнем Поволжье. Все эти западные аналогии относятся к VII-VI векам до н.э. Подобного типа зеркала с орнаментом в виде двойной петли встречаются в Минусинской котловине и в Иркутской области. Такое же зеркало с кнопкой, на трех ножках найдено в Монголии. Уюкское зеркало на двух ножках также, по-видимому, датируется по комплексу вещей, положенных вместе с ним, VII VI веком до н.э.

Ареал медалеобразных зеркал также чрезвычайно широк. Они встречаются в памятниках VI-III веков до н.э. на Алтае, в Казахстане, Минусинской котловине, Монголии и Ордосе. Разновидностью этих зеркал являются зеркала с петлей у края диска в виде животных или их голов. Такие же фигурные зеркала с рукоятками, украшенными стоящими хищниками, козлами или их головками, найдены в поздних тагарских курганах в Минусинской котловине, на Алтае, в погребениях V-III веков до н.э. в Казахстане и Ордосе. Дисковые зеркала с петлей посередине известны в погребениях V-III веков до н.э. в Минусинской котловине, на Алтае, в Казахстане, Приуралье.

Более поздней формой медалеобразных зеркал, очевидно, является зеркало с отломанной петлей и тремя отверстиями для прикрепления к деревянной ручке. Это зеркало, судя по комплексу других вещей, может быть отнесено к III веку до н.э. Подобного типа дырчатое медалевидное зеркало, найденное в кургане у села Каракол на Алтае, датировано С.В.Киселевым гунно-сарматским временем.

Украшения

Последнюю большую категорию вещей могильного инвентаря из курганов уюкской культуры составляют личные и бытовые украшения. Среди них встречаются многочисленные и разнообразные вещи из металла, рога, кости, камня и стекла. Многие из них выполнены в так называемом "скифо-сибирском зверином стиле".

К личным и бытовым украшениям могут быть отнесены шейные гривны из двух позолоченных медных полых трубок, скрепленные медным четырехгранным шпеньком, серьги из золотой или серебряной проволоки с различными закруглениями и подвесками, бронзовые булавки, покрытые рифленой золотой трубкой, с навершиями в виде фигурки стоящего козла или в виде головки грифона, различные бусы, подвески из клыков животных (кабана, кабарги, медведя, волка), раковины каури и их имитации, пришивные украшения из тонкого листового золота, бронзовые и нефритовые пуговицы, бронзовые бляхи и т.п.

Гривны и серьги довольно редкие, но характерные украшения многих племен евразийских степей в I тысячелетии до н.э. Они были украшениями как женщин, так и мужчин, о чем свидетельствуют их находки как в мужских, так и в женских погребениях. В уюкское время гривны носили, по-видимому, наиболее знатные и богатые представители родоплеменных групп населения. Близкая к уюкской бронзовая гривна из двух полых, наложенных друг на друга трубочек, закрепленных между собой мелкими бронзовыми шпунтами, известна из сакского кургана на реке Или в Семиречье. Подобного типа гривны, часто заканчивающиеся головками зверей или грифонов, встречаются во втором пазырыкском кургане и в кургане у села Каракол на Алтае, в Западной Сибири, среди приуральских погребений савроматов V-III веков до н.э.

Серьги из золота и бронзовой проволоки, свернутой колечком, с различными подвесками, в том числе сходные с указанными выше уюкскими, известны также в курганах V-III веков до н.э. на Алтае, в Минусинской котловине, Казахстане и Киргизии.

Цилиндрические реповидные бусы из зеленого и синего стекла, так же как костяные и пастовые, известны в тагарских погребениях и в пазырыкских курганах. Различные раскрашенные и глазчатые стеклянные и сердоликовые бусы встречаются в сако-усуньских погребениях VI-II веков до н.э. в Средней Азии и Казахстана, откуда они, по-видимому, в результате межплеменного обмена попадали в Туву.

Подвески из клыков кабана также служили в V-III веках. до н.э.украшениями племен Алтая и Казахстана, таковыми они были и для уюкских племен Тувы.

Некоторые пришивные уюкские украшения, вырезанные или штампованные из золотой фольги в виде орликов, кошачьих хищников и различных геометрических фигур, очень близки аналогичным находкам из курганов VII-V веков до н.э. Восточного Казахстана. Золотые пришивные бляшки, изображающие хищную птицу с распростертыми крыльями и повернутой влево головой, находят ближайшие аналогии среди деревянных фигурок и нашивных украшений из войлока из Туектинского и Башадарского курганов Алтая (V-III век до н.э.). Такие же изображения птиц, несколько напоминающие уюкские, найдены в позднескифских курганах Крыма.


Оглавление:

© Авторский текст: Кузнецов Андрей Леонидович

В статье использованы материалы книг Д.Г.Савинова "Ранние кочевники Верхнего Енисея. Археологические культуры и культурогенез", М.Х.Маннай-оол "Тува в скифское время"


Поделиться ссылкой:


Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 334