Опубликовано (обновлено) в каталоге: 22.07.2015

История древних народов: Большереченская культура

Территорию Верхнего Приобья от степных предгорий Алтая до южной полосы тайги в эпоху раннего железного века занимало население так называемой большереченской культуры.

Свое название она получила по результатам раскопок М.П.Грязнова у села Большая Речка Алтайского края. Им же выделены и основные этапы истории этого культурного образования.

Большереченская культура была распространена от предгорий Алтая на юге до устья реки Томи на севере. Она занимала лесостепь и лесную полосу по берегам Оби и ее притокам, а также восточную часть Приомья.

Географическое положение во многом определило круг культурных контактов населения Верхнего Приобья. На юге и юго-востоке ареал распространения большереченской культуры соприкасался с культурами кочевников Саяно-Алтая, степных кочевников современного Казахстана и Барабинской лесостепи на западе и юго-западе, таежниками на севере. Каждый из соседей внес свою вклад в арсенал верхнеприобского населения. С запада был заимствован длинный железный меч, с севера - короткое копье, юг дал чекан и характерное снаряжение легкого всадника-лучника.

История исследования

Большереченская культура впервые была выделена в 1951 году М.П.Грязновым, который назвал ее по названию села Большая Речка Алтайского края, где были открыты и исследованы остатки поселений и могильников этой культуры. Также под руководством М.П.Грязнова велись работы в зоне затопления Новосибирского водохранилища. Он предложил свою периодизацию большереченской культуры, которая с некоторыми дополнениями сохранилась до нашего времени. Эта периодизация включает три этапа: большереченский (в настоящее время выделен в самостоятельную большереченскую культуру переходного периода), бийский и березовский.

В Новосибирском Приобье исследования курганных могильников и поселений проводились в основном Т.Н.Троицкой. Особое место среди этих памятников занимают поселение Ордынское-9 и курганные могильники Новый Шарап-1 и -2, Выстроена-1. В последнее время А.П.Бородовский занимается раскопками у села Быстровка Новосибирской области.

На правобережье реки Оми в Барабинской степи Н.В.Полосьмак открыла ряд памятников этой культуры, находившихся в непосредственной близости с памятниками саргатской культуры лесостепной зоны Зауралья и Западной Сибири до рек Иртыш, Ишим, Тобол.

На территории Томского Приобья памятники скифо-сибирского круга пока еще мало изучены. Их раскопки занималась Л.А.Плетнева, а сами памятники были отнесены к кижировской культуре.

Достаточно полно памятники раннего железного века представлены на территории Степного Алтая (Барнаульское Приобье). После М.П.Грязнова археологическими исследованиями здесь занимался А.П.Уманский, открывший ряд крупных курганных могильников. Исследования на этой территории также проводили М.Т.Абдулганеев, В.А.Могильников, Ю.Ф.Кирюшин, А.Б.Шамшин и другие археологи Алтайского государственного университета.

Хронология большереченской культуры, опираясь на полученные данные, не вызывала сомнений. Нижняя датировка памятников определялась VI-V веками до н.э, а верхняя датировка приходится на конец I тысячелетия до н.э. или на самое начало I тысячелетия н.э.

В последнее время в определении культурной принадлежности материала наметились два направления. Т.Н.Троицкая и А.П.Бородовский вслед за М.П.Грязновым, относят все памятники лесостепного Приобья к большереченской культуре. Барнаульские же археологи наряду с большереченской выделяют близкую ей каменскую культуру (или собственно большереченскую), а в ее пределах выделяют более раннюю локальную староалейскую культуру. При дальнейших исследованиях, возможно, будет выделена еще одна культура, связанная с памятниками Кулундинской степи.

В целях избежании путаницы в терминологии, кажется целесообразно придерживаться точки зрения, что все перечисленные культуры (большереченская, каменская, кижировская и староалейская) очень близки друг другу, поэтому их вполне можно считать локальными вариантами одной большереченской культуры. Но поскольку в литературу достаточно распространены упоминания об этих культурах, то в дальнейшем мы будем говорить о существовании одной культурной общности - большереченской, включавшей каменскую, староалейскую и кижировскую культуры.

Дискуссионным является и сам вопрос о происхождении культур Верхнего Приобья. Скорее всего, они сформировалась на базе местных культур переходного периода от бронзового века к железному. Огромную роль в формировании большереченской культуры сыграло кочевой европеоидное население Восточного Казахстана, регулярно проникавшее на территорию лесостепного Приобья. При этом, следует заметить, сама культура не изменила своего облика, что свидетельствует об ассимиляции пришлых элементов местным населением. Доля участия пришлых племен в разных пограничных местах была различной. Так, их роль в сложении староалейской и кижировской культур была выражена в явно меньшей степени, в каменской (собственно большереченской) – в большей, в то время, как в Кулундинской степи они явно преобладали.

Антропологические исследования также показали, что население было смешанным. Некоторые черепа имеют европеоидный тип, а другие при преобладании европеоидных элементов характеризуются монголоиднои примесью. Таким образом, большереченские племена по своей совокупности занимают промежуточное положение между монголоидными и европеоидными типами, число который явно возрастает с III-II века до н.э. Это было связано с проникновением пришлого южного населения Горного Алтая (пазырыкская культура).

Памятники большереченской общности

Кижировская культура

Кижировская культура - самая северная и еще очень слабо изученная. Она была распространена на территории Томского Приобья и севере Новосибирского Приобья. Памятники представляют собой поселения и городища. К сожалению, в большинстве своем они многослойные, что не позволяет точно определить принадлежность находок.

Могильники кижировской культуры слабо изучены. В большинстве своем они были курганными. Всего раскопано и изучено 7 могил в Томском Приобье, которые, к сожалению, оказались разграбленными.

Судя по керамике, кижировская культура сохранила некоторые традиции позднеирменской культуры. Влияние южных казахстанских и среднеазиатских племен на севере было небольшим, зато, судя по дошедшим до нас бронзовым изделиям, обнаруженным по рекам Томь или Чулыму, существовали довольно тесные контакты с тагарским населением Минусы. Керамика также свидетельствует о постоянных контактах кижировцев с южными большереченскими соседями. К IV-III векам до н. э. кижировское население Томского Приобья было ассимилировано пришедшими с севера кулайскими племенами, а Новосибирского Приобья - каменскими (большереченскими) племенами.

Староалейская культура

Памятники староалейской культуры расположены на протяжении 250 километров по бассейну реки Обь от устья Ануя на юге до устья Чумыша на севере. Они представляют собой бескурганные могильники и неукрепленные поселения, в IV-III веках до н.э. над одной или двумя могилами стали сооружать курганы. Преимущественно материал датирован VI-IV веками до н.э.

Достаточно полно исследованы могильники Обские Плесы-2 и Староалейка-2. Могилы в них были расположены рядами. В яме находилась рама или камера из одного-трех рядов бревен или горбылей, из них сооружалось и перекрытие. Погребенные были уложены по одному, чаще всего головой на юго-запад, в основном в вытянутом положении, иногда в полускорченном. Отдельные захоронения были парными. Инвентарь могильников и поселений в целом обычный для культур большереченской общности. Однако в некоторых деталях инвентаря прослеживаются некоторые особенности. Так, специфическими являются серьги с подвесками-цепочками из бронзовых или золотых, продетых друг в друга колечек. Встречены также бронзовые бляхи, выполненные в скифо-сибирском зверином стиле.

Характерной особенностью орнаментации керамики поселений и погребений являются часто встречающиеся жемчужины.

Как утверждают барнаульские археологи, в III-II веках до н.э. староалейская культура потеряла свою самобытность и была поглощена соседней каменской культурой.

Каменская (собственно большереченская) культура

Именно в отношении этой культуры существуют разногласия в научных кругах. Барнаульские археологи называют ее каменской, новосибирские - большереченской. Как мы договорились, мы рассматриваем ее как каменскую культуру большереченской культурной общности.

Эта культура была распространена на территории Новосибирского и Барнаульского Приобья и в восточной части Приомья.

В настоящее время известно более ста памятников каменской культуры. Они представляют собой курганные могильники, неукрепленные поселения и отдельные случайные находки. Все известные поселения были только неукрепленными. Городища отсутствуют, чему пока трудно найти объяснение. В первом периоде существования каменской культуры оседлость была прочной, и культурный слой свидетельствует о длительном проживании на одном месте.

Примером поселения может служить изученное поселение Ордынское-9, расположенное у поселка Ордынское в Новосибирской области. Поселение датировано V веком до н.э. Жилища в нем представляют собой небольшие (скорее всего, срубные) полуземлянки, в большинстве своем двухкамерные. Общая площадь жилища колеблется от 20 до 45 кв.м. К основному помещению примыкало небольшое хозяйственное помещение, в котором очаг отсутствовал. Культурный слой достаточно мощный и насыщен различными находками (керамикой и костями домашних животных), в ряде жилищ сохранились следы бронзолитейного производства. Жилое помещение отапливалось одним или двумя очагами: производственным, возле которого лили бронзу, и бытовым - для изготовления пищи и обогрева. В поселениях конца I тыс. до н.э., например, Ордынское-2, культурный слой тонкий и слабо насыщен находками, что говорит о том, что население меньше жило на одном месте.

Погребальный обряд в принципе однотипен на всей территории распространения культуры. Курганы складывали из пластов дерна. Им придавали какую-либо геометрическую форму, лишь позже они приобрели современный вид. На первом этапе развития культуры под насыпью кургана располагали одну, реже две могилы. Позже число могил в кургане резко увеличилось до 30 и более. Могилы располагались вокруг центрального погребения. В более позднее время таких кругов могло быть два. Участок, предназначенный для конкретной группы погребений, опоясывали неглубоким рвом, а потом уже заполняли могилами и перекрывали насыпью. В отдельных случаях ров лишь участками слегка перерезал материк, поэтому при раскопках мог не прослеживаться. В кольце имелись проходы, через которые шествовала погребальная процессия. У входа стояли шесты с конскими головами, которые позже могли упасть в ров.

К числу самых ранних курганных могильников (VI-V века до н.э.) относятся Елунинский- 2 и Ордынское-1. Под насыпями этих курганов находилось по одному, реже по два погребения. Могилы могли иметь по краям бревенчатую обкладку и деревянное перекрытие. Погребенные покоились головами на юго-запад, на спине, в вытянутом положении. Их сопровождали один или два сосуда. Позже, примерно с IV-III веков до н.э. могилы стали располагать по кругу, перекрытия делали из одного-двух рядов бревен, которые могли лежать на заплечиках, располагавшихся на расстоянии 20-40 сантиметров от уровня дна. Набор инвентаря оставался прежним, только бронзовые ножи сменились на железные. В погребальных камерах часто находят кости барана, вероятно, остатки пищи, сопровождавшей погребенного. К могильникам этого времени, давшим наиболее интересные результаты, относятся Новый Шарап-1 и -2, Быстровка-1 и -3 -в Новосибирском Приобье, Рагозиха, Новотроицкий-1 и - 2, Кочки - в Барнаульском Приобье.

Некоторые погребения выделяются своей конструкцией и инвентарем. Так в одном из курганов могильника Новый Шарап-2 был погребен мальчик 12-14 лет. Захоронение было совершено в 5-6-венцовом срубе из бревен. Сама могила была засыпана чистым речным песком с небольшой примесью охры. Возле мальчика найден бронзовый боевой топорик с изображением медведей на обухе, костяной уздечный набор, сосуд и железный нож (железные изделия в это время были еще очень редки).

В могильнике Быстровка-1 обнаружено парное погребение мужчин, которых сопровождал женский инвентарь: глиняные пряслица, каменные алтарики-терочницы, крупное бронзовое зеркало с изображениями тигров, бронзовые гривна и браслет. При таком относительно богатом инвентаре отсутствовали предметы вооружения, обычные для мужских захоронений, вероятно, в могиле захоронены жрецы или шаманы. Все это позволяет связать данные погребения с обычаем травестизма (изменения пола), который, по Геродоту, существовал у некоторых скифских жрецов и шаманов северных народов.

Антропологический анализ материала из могильников у села Быстровка дал очень интересный результат. Несколько черепов имеют следы трепанации. В одном случае (Быстровка-3) это была прижизненная врачебная операция, после которой пациент прожил достаточное количество времени. В других случаях (Быстровка-2), череп был вскрыт рубящим инструментом. Здесь, по мнению А.П.Бородовского, можно говорить об энцифалофагии - поедании мозга усопшего в культовых целях. Другим интересным обычаем являлось скальпирование. На трех черепах из Быстровки-2 обнаружены следы режущего орудия, причем скальп был снят с уже отрезанной головы. Один из таких погребенных, мужчина 18-20 лет, был захоронен в мешке, куда сложили кости, уже лишенные мягких связующих тканей. Скальпированные погребенные не имели с собой инвентаря. Здесь, вероятно, имеет место погребение поверженных врагов. Еще одним интересным обычаем, выявленным антропологами, стала раскраска лица и тела отдельных погребенных из могильников у села Быстровка. Краситель темно-малинового цвета обнаружен на черепе, костях рук, ног, грудине и ребрах погребенного. На лбу одного из них сохранился узор в виде пальметки.

Инвентарь

Вооружение представлено разнообразными костяными и бронзовыми наконечниками стрел, бронзовыми и железными чеканами, кинжалами и кельтами. К защитному вооружению относятся костяные панцирные пластинки. Интересно, что в Верхнем Приобье и приалтайских степях археологам не встречались деревянные луки. Но составить представление о них помогают наконечники стрел и изображения луков. Похоже, местное население хорошо знало и широко использовало классические образцы лука скифского типа. На это, в частности, указывает целая серия мелких втульчатых наконечников стрел характерной, трехгранной в сечении, формы. Из конского инвентаря обнаружены удила, псалии, костяные уздечные пряжки, разнообразные бронзовые бляхи, ряд которых украшен изображениями в скифо-сибирском зверином стиле. Из орудий труда найдены железные ножи и глиняные пряслица. Разнообразны украшения: стеклянные и каменные бусы, раковины-каури, проволочные серьги, изготовленные из бронзового прута гривны и браслеты, наборные пояса с бронзовыми бляхами и т.п.

Особый интерес представляют художественно оформленные бронзовые зеркала явно импортного, южного происхождения, в виде крупных дисков с ручкой. Зеркало из Быстровки-1 украшено тремя гравировками в виде тигров. Ручка зеркала из Раздумья покрыта линиями, выполненными из уголков, а ее конец напоминает стилизованную голову грифона. Аналоги этих зеркал встречаются в Передней Азии. В Алтайском крае найдены два зеркала-погремушки. Каждое из них изготовлено из двух бронзовых позолоченных дисков, спаянных между собой. На тыльном орнаментированном диске имеются два валика (пустые внутри). На зеркале из Рагозихи (V век до н.э.) изображено торжественное шествие: слон, на спине которого восседает птица, и 6 женщин, среди которых одна танцовщица и одна музыкантша.

Керамика всех культур, входящих в большереченскую общность, чрезвычайно сходна. Ее характерной особенностью является значительное различие между поселенческими и погребальными комплексами. Основные формы сосудов представлены плоскодонными "банками" и узкогорлыми с округлым или уплощенным дном кувшинами. Первые преобладают на поселениях, тогда, как вторые чаще встречаются в погребениях. Сосуды мало орнаментированы или же вовсе без рисунка.

Встречаются также художественные изделия, выполненные в типичном скифо-сибирском зверином стиле. Это накладные преимущественно бронзовые поясные бляхи, стилизованные под сомкнутые головы грифонов, встречаются бляхи с изображением свернувшейся змеи, кабана, тигра, лошади с "вывихнутым крупом" , лежащего лося с массивными рогами.

Экономика и социальные отношения

Основным занятием населения было скотоводство, которое постепенно все более приобретало кочевой характер. Об этом свидетельствует постепенное уменьшение мощности культурного слоя поселений и резкое сокращение его насыщенности находками. Вероятно, переход к отгонному скотоводству связан с изменением климата. Занималось население и земледелием, о чем свидетельствуют каменные зернотерки, орудия для обработки земли и сбора урожая. Охота и рыбная ловля имели вспомогательное значение.

Ремесло достигло достаточно высокого уровня. Выявлены остатки литейной мастерской и открытые производственные участки, где лили бронзу. Остатки железоделательных горнов пока не обнаружены, но широкое распространение с III-II века до н. э. ножей, изготовленных из железа низкого качества, говорит о развитии черной металлургии.

Обмен наиболее интенсивно осуществлялся с населением Восточного Казахстана, Горного Алтая и с племенами саргатской культуры Зауралья.

Общества находилось на стадии разложения родового строя. Оно было патриархальным: женщины имели зависимое положение. Четко прослеживается имущественное неравенство. Исходя из погребального инвентаря, можно говорить о следующих категориях взрослого мужского населения: воины-всадники с относительно богатым вооружением и предметами конского набора, мужчины, связанные с отправлением культа и не являвшиеся воинами, рядовые воины с небогатым вооружением, совсем бедные члены семьи, не являвшиеся ни воинами и не занятые в отправлении культа.

Обращает на себя внимание достаточно резкое различие между саргатским и каменским (большереченским) населением в отношении к военному делу. Саргатские могилы содержат разнообразные и многочисленные предметы вооружения. Каменское же население было вооружено значительно хуже. Судя по погребениям Новосибирского Приобья, около 47% захоронений мужчин не сопровождалось вооружение. Вероятно, наборы оружия присущи только главам семейных общин.

Столь слабый уровень вооруженности в какой-то степени перекликается с тем, что на Оби не было укрепленных поселений. Этот факт не может найти достаточно четкого объяснения. Ведь у местного населения были достаточно серьезные враги. Так, на рубеже III-II веков до н.э. на территорию Верхнего Приобья, заселенную большеречснскими племенами, стали проникать северные воинственные лесные племена кулайцев, отношения с которыми были явно враждебными. При этом кулайцы окружали свои поселения моишыми оборонительными сооружениями, а их противники почему-то этого не делали.

Находки явно свидетельствуют о принадлежности культур большереченской общности к скифо-сибирскому культурному кругу. Об этом говорят многочисленные изделия, выполненные в зверином стиле.


Поделиться ссылкой:


Комментарии к статье Добавить комментарий


Администрация сайта не несет ответственности за оставленные пользователями комментарии, но оставляет за собой право без предупреждений и объяснений причин удалить любой комментарий.


Просмотров страницы: 1681